24 Feb

война и мир

Смотрю и ржу. Группа англосаксов находит Мытищи:

Прекрасно же!

Моя сильная нелюбовь к классической русской литературе заключается в том, что она вся рассказывает о  затхлой и скучной жизни, о героях, которые маются и не могут найти выход, а если нормальный герой случайно встречается, то авторы дарят ему только гибель, разочарования или  постепенное увядание. В принципе, об этом уже писал Лимонов, и я продолжаю придерживаться примерно такой же позиции.

“Русская классика: Достоевский, Чехов, Толстой и господа литераторы помельче состоит из тысяч страниц охов, плачей, стенаний. В ней мокро от слёз, противно от сумерек. Собачья старость чеховских героев, их тоскливая старческая буржуазность, размноженная в собраниях сочинений и спектаклей извратила образованного русского человека. Герои Чехова чего-то ждут, декламируют, не едут в Москву никогда, хотя нужно было с первых минут первого действия спалить на х… вишнёвый сад и уехать в Москву первым же поездом. (…) Утомительно многословный граф Лев Николаевич Толстой издевательски морализирует и раздувает банальнейшие коллизии жизни до размеров «Одиссеи» и «Илиады».”

Это загнивание встречается даже в мемуарах Кропоткина, хотя он его преодолевает. Просто, написанная помещиками и аристократами, эта литература крутится вокруг их бытовой жизни, в которой почти полностью отсутствуют важные цели.  У них полно проблем, но единственная проблема в том, что им нечем заняться, а потому все время занимает какая-нибудь чушь собачья. Т.е. большинство “великих русских романов” за исключением нескольких рассказывают о утомленных бездельем бездельниках,  поэтому основное их занятие – помолвки, свадьбы, их обсуждения, планирование, разочарование от них, сплетни об этом при встречах и так далее.  Романы Толстого тут типичный пример, а когда события сгущают для экранизаций, это становится еще более очевидным.

В сериале события сгущены и приукрашены, поэтому смотреть его весело. Например,  история Наташи выглядит как история искреннего, жизнерадостного существа, которое просто хочет влюбиться в кого-нить и get laid наконец-то.  Она приветствует каждого и кратковременно с восторгом влюбляется в любого интересного человека.  Но что она получает от Толстого?  Ничего хорошего.  Сначала она из любопытства и чувственного восторга сама целует парня, который больше о ней не вспоминает. Затем она влюбляется в мужчину, который из страха перед самим собой и отцом отчаливает на год за границу, оставляя молодое влюбленное существо мариноваться, пока она не западает на откровенного сексуального хищника и не начинает биться в настоящей истерике от нереализованных чувств. После вернувшийся из-за границы моралофаг отказывается от Наташи из-за пятна на репутации при том, что девушке даже ничего не перепало кроме поцелуя!  Потом Толстой пропускает ее через жернова страдательной любви с умирающим и только затем он вручает ей старого друга, который, вроде, знает толк в сексе.  Толстой в конце романа делает Наташу самкой, британцы же  показали идеальную семью из сока “Моя семья”,  дав Пьеру и Наташе отдохнуть от страданий русского народа. Но в целом вся эта история, избавленная от шелухи, выглядит очень мучительно. Все мужские персонажи тут травмированы, не способны на легкость и открытость, а женские думают только о помолвках и женитьбах. И становится понятно, что места искреннему жизнелюбию в этом мире нет.

WarAndPeaceEp35_3550729a-large_trans++qVzuuqpFlyLIwiB6NTmJwfSVWeZ_vEN7c6bHu2jJnT8

Ну, то есть я не в курсе, о чем думают, глядя такие экранизации обычно, а я думала, как же это жестоко – заставлять людей жениться на всю жизнь из-за простого и по-подростковому открытого желания любви и игры.

One thought on “война и мир

  1. Pingback: Уитмен и Толстой - Блог Мор

Leave a Reply