14 May

проклятье рифмы

Попала случайно на статью про молодых поэтов, где ребята описывают свой взгляд на жизнь и на создание текстов. Все они пишут верлибром, причем даже неритмичным,  что отвращает народ,  но читать их взгляд на мир и поставленные задачи весьма интересно. А вот комментарии! Еба! Каждый комментатор ернически написал, что там нет рифмы, а значит это не стихи. Словно к доске вышел за пирожком.  Но самое любопытное, что каждый второй пытался выразить яростное презрение к наглым, зарвавшимся поэтам-негодяям… откровенно дерьмовыми стихами. Один здравомыслящий парень, Яков Марков, возмутившись этим, изложил довольно крутую мысль, которая раньше не приходила мне в голову.

Мысль заключается в том, что все знания о стихах закладываются людям в школе, причем школа для подавляющего большинства остается единственным местом, где люди узнают про поэзию и ее читают.  В этом смысле школа имеет полную монополию на поэзию в уме обывателя,  и человек намертво запоминает, какими должны быть “настоящие стихи”.   “И если в будущем профессиональный или личный интерес не приводит человека к поэзии и не заставляет читать что-то кроме классиков XIX века (это без какой-либо попытки их умалить), человек так и остаётся с представлением «поэзия — это в рифму и красиво». Между тем, современные стихи можно (и нужно) точно так же воспринимать на уровне эмоций (…) Мешает не какая-то заумность современных стихов — она может иметь место, но она была и у классиков — а простая привычка и «формочка», в которую мы пытаемся вместить поэзию.”

И ведь серьезно: реакция комментаторов статьи – это реакция ученика-середнячка, который увидел, что кто-то написал “дважды два – пять” и последующий восторг от обнаружения “ошибки”. Типа, “ребзя, это не поэзия ваще, там же рифмы нету,  нас обманывают”.

Я не говорю, что вся поэзия молодых ребят стоит внимания. Это совершенно не так, однако у них в заначке попытка достичь чего-то необычными средствами, тогда как в комментариях  – просто вскрики о шаблонах и демонстрация ограниченности, неумения воспринимать хоть какое-то сообщение. Плюс типичное поведение потребителя, который считает, что все, что люди делают, должно его ублажать. Нет. Искусство иногда должно быть трудным, должно доставлять неудобства.

Ну, т.е. взять Никиту Сафонова. Его конструкции читать действительно тяжело, но зато парень пытается чего-то интересного добиться:

“Привычный, понятный для всех текст — это текст с описаниями: описание природы, описание чувств. Привычный рассказ, скажем, про ветер выглядит так: «Ветер был сильный, ветер был холодный». Мне неинтересно в сотый раз описывать ветер, мне интересно создать такой объект текста, который был бы сам похож на ветер, при этом ни разу не использовав слово «ветер». И тогда читатель переживёт странное непонимание: «Чего происходит вообще?»

Привычный, понятный для всех текст вызывает у читающего в голове мысли типа «здесь автор говорит о силе любви», «здесь автор говорит о природе страдания», «я не могу считать мысль автора, я лох». Моя задача другая — дать читателю абстрактную сетку, матрицу, чтобы он уже дальше мог накладывать на неё свои смыслы.”

А это прикольно независимо от результата.  Еще интересно, что романтическая поэзия всегда обращается к “я”, к тому, что человек чувствует, показывает ему зеркало, и привычка к романтической поэзии тоже мешает воспринимать абстракции.  Вот тут про романтическую поэзию неплохо – http://os.colta.ru/literature/events/details/34232/page1/ . Я не считаю, что этот подход окончательно устарел, но он такой же базовый, как акварельные пейзажи.

Leave a Reply