10 Jan

истории-паразиты, концепция “я” как машины репрезентации

Опыт с разделением полушарий и дальнейшие исследования в этом направлении укрепляют меня в мысли, что люди находятся в плену историй-паразитов. Можно назвать их социальными мемами. Стереотипы или традиции – это тоже подобного рода глобальные мемы, куски историй, которые объясняют, как реагировать на те или иные события. В них нет ничего подлинного, однако это следствие устройства сознания. Этот набор чужих (и зачастую устаревших) заготовок используется, чтобы разгрузить мозг и ускорить принятие решений, но вряд ли стоит этот набор упрощающих кубиков принимать за что-либо священное, незыблемое или достоверное. Конкретные решения по тому, как действовать, нужно принимать, исходя из конкретной ситуации.

 Если человек наталкивается на тему, которую никогда не изучал и не обдумывал,  он начинает воспроизводить заглушки, подходящие к его текущему образу, которые он ошибочно считает личностью.  Если человек не склонен скептически обдумывать вещи, его “личность” может полностью представлять собой сборку банальностей. Его можно спрашивать о взглядах, но у него их нет.

Эти отношения между человеком и имплантированной системой взглядов очень меня увлекают и одновременно делают внутреннюю жизнь менее значительной, чем о ней привыкли думать. Люди (и я в том числе) предстают лоскутным одеялом из заимствованных и значительно устаревших чужих взглядов, которые принимаются за собственные идеалы.  Как бы ты ни старался, в суждения будут врываться искажения.
 
В курсе “Буддизм и психология”  звучала довольно интересная мысль эволюционного психолога о том, что личность, то, о чем мы привыкли думать, как о “я”, – это не более, чем связи с общественностью, пресс-секретарь. Это то, как мы объясняем для себя и других произошедшие с нами вещи,  машина интерпретации в нужном (или навеянном психологическим состоянием) ключе.  Одно из остроумных объяснений тому, почему мы объясняем сами себе причину поступков, взвешиваем “за” и “против”,  дал Роб Курцбан. Он говорит, что сознательное “я” – машина репрезентации для других, она должна сформировать готовый рациональный ответ для людей на вопрос “почему?”. И особенно важно иметь готовый ответ, когда поступок столкнется с социальным неодобрением, осуждением обществом. 

 
Та же мысль прослеживается у Баркова.  Self – это, скорее, не машина для принятия решений, как модно говорить (типа, одна система реагирует на непосредственные раздражители, а другая, посложнее, берет контроль в сложных ситуациях),  а машина для самопрезентации другим существам. Эволюционно удобно презентовать себя как рациональное, понятное,  предсказуемое, имеющее определенную репутацию существо. Иллюзия и тенденция думать, что решения принимает сознание, также часть эволюции, т.к. это делает взаимодействие и общение проще (т.к. мы полагаемся на себя и свои “решения”).
 
Мне кажется, тогда у многих происходит сбой машины по разным причинам (недооценка собственных способностей, проч), но теория интересная. Особенно интересно то, что оправдания и объяснения придумываются зачастую после того, как события произошли.  Также люди часто ищут повод, чтобы совершить “плохой” поступок уже после того, как приняли решение его совершить, чтобы иметь внутреннее оправдание. Относительность моральных, культурных, сексуальных и прочих “норм”, неоднократно подтвержденная исследованиями, а также поразительное умение закрывать глаза на все факты, противоречащие симпатичным человеку взглядам, в таком ракурсе приобретают дополнительную глубину.

 

 

2 thoughts on “истории-паразиты, концепция “я” как машины репрезентации

  1. “Одно из остроумных объяснений тому, почему мы объясняем сами себе причину поступков, взвешиваем “за” и “против”, дал Роб Курцбан. Он говорит, что сознательное “я” – машина репрезентации для других, она должна сформировать готовый рациональный ответ для людей на вопрос “почему?”. И особенно важно иметь готовый ответ, когда поступок столкнется с социальным неодобрением, осуждением обществом.”

    занятно, но очень похоже на круговой аргумент: почему мы объясняем себе причину поступков? чтобы объяснить, почему. а почему другим это интересно? может, потому и нам самим тоже? без всякого промежуточного социального звена.

    • мы в данном случае являемся частью социума. т.е. не я как некое существо, а “я” как часть общества, которая тоже хочет знать, почему переспала с рыжей чикой в баре, хотя собиралась пеленать младенца. плюс как раз склонность сознания к выдумыванию историй заставляет видеть во всем логику, даже если ее там нет (или придумывать ее, чтобы успокоиться).

Leave a Reply