21 Jun

каково быть интровертом

Одна из неожиданностей прошлого года заключалась в осознании того, что я интроверт. Раньше у меня не было поводов об этом задумываться, ведь разделение на интровертов-экстравертов –  фикция, условность, словно гороскоп или что-нибудь в этом духе. В реальности люди сочетают оба “направления” или переключаются между ними настроением. Кроме того в обывательском представлении интроверт – это не вылезающий из угла задрот, не способный связать двух слов. В реальности же это человек, чьи размышления и внутренний мир привлекают его больше социальной движухи. Интроверт не испытывает проблем при общении, просто оно его утомляет, и ему нужно восстановить силы в одиночестве перед следующим всплеском общительности.
 
Из-за разницы темпераментов и того, что подавляющее большинство моих друзей – это совсем уж гики и хикканы, всегда считала себя такой девочкой-зажигалкой. Фишка в том, что те, с кем я тесно общаюсь, имеют значительно меньший индекс социализации, чем я (возможно, это мне в них и нравится). Кроме того у меня в жизни сильно выражена периодичность. Как правило я категоричная, очень деятельная,  причем в самых разных областях, постоянно что-то исследую и кому-то это излагаю. Эти периоды чередуются с периодами “сбора материала”, когда я полностью погружаюсь в себя и не общаюсь. С возрастом второй период занимает все больше времени (я не учитываю формальное рабочее общение, хотя его может быть много). Мне нравится завоевывать, “драться”, у меня получается зажигать людей – и сама я зажигаюсь с легкостью. Также при желании я без труда вхожу в контакт, хорошо читаю людей, умею увлекательно рассказывать о разных вещах и управлять ходом разговора. Это меня и смущало. Мне крайне необходимы люди, чтобы вдохновляться, но есть одна большая проблема – они сильно утомляют, даже если замечательны. Я устаю от общения. Больше людей я люблю создание или изучение чего-либо, чтение, исследования. У меня нет никаких проблем с тем, чтобы себя занять, разговоры о скуке мне непонятны. Собраться и устроить собственный маленький праздник с настольными играми, плясками под Clash или просмотром хорроров – это можно. Но потом нужно как следует отдохнуть.
 
 

 
Также я окончательно поняла, что мне не нравятся большие компании людей, потому что общение в них лишено искренности и приобретает театральные черты.  Так что если мне не нравится где-то, я просто ухожу – и этим проблема отлично решается. Я здесь не говорю о пребывании на публике на мероприятиях вроде выставки или Комиккона. Речь именно об общении большими группами знакомых – некоторые такое любят. Собираясь больше двух-трех, люди лишаются индивидуальности. Общение в компаниях  – всегда фальшивка, маленький театр, отыгрыш ролей. Иногда это необходимо для эго, но в целом бессмысленно. Человек с тобой наедине и человек внутри компании – разные люди. 
 
Если нужно, я умею “считывать” роли в группах и встраиваться в имеющийся рисунок.  Часто ловила себя на том, что несколько минут после знакомства с новой компанией сканирую позы, голоса, реплики, расклады, набрасывая карту взаимоотношений группы, словно долбаный Терминатор. Усилием воли и включением “фонтана” речи я в большинстве случаев могу захватывать внимание и контроль   однако это не приносит удовольствия. Я могу имитировать нужную модель поведения в ситуациях, когда это ожидается, но по большей части я забиваю, потому что испытываю к социализации как игровой обязаловке огромное презрение. В больших компаниях я скучаю, ухожу в отказ или устраиваю там маленькую, удовлетворяющую меня компанию. Исключением являются ситуации условного монолога, которые я люблю,  – выступление на концерте, воркшопы передачи опыта, проч, когда ты заранее звезда вечеринки. Однако от таких раскладов я потом долго отдыхаю, т.к. это приятно, но уходит много сил.

 

 
Мне очень нравятся маленькие компании друзей из трех человек. Три – это идеальное число для любого общения. Два – слишком интимно, а вот три – тут достаточно  и близости, и факторов хаоса.  Применение социальных скиллов и общение доставляют мне удовольствие, только если связаны с близкими друзьями, интересными мне людьми, у которых можно чему-то научиться, или иерархическими играми.  Мне нравится также добиваться доверия людей, которые с трудом его дарят; это отдельное удовольствие. При этом я устаю от разговоров даже тогда, когда это вызывает любопытство и восторг, но это нормальный процесс, т.к. эмоциональное инвестирование и внимание, конечно, требуют сил. Чем менее осмысленный разговор, встреча, презентация, тем более формальный характер она носит, тем сильнее я выматываюсь. Также меня очень сильно утомляют т.н. “громкие люди”, которых слишком много, которые бесконечно выражают эмоции и фонтанируют сведениями, без которых можно было бы обойтись. Любое бессмысленное проявление эмоций от чужаков воспринимается как недостаток личной гигиены, что ли. Т.е. если человек орет по телефону, матерится после трудной задачи или рассказывает мне лишние сведения о личной жизни, это сразу в минус.
 
После встреч с приятелями мне нужно переварить данные и восстановить энергию.  Фазу обдумывания, налаживания ссылок, исследования, изучения затронутых тем я люблю едва ли не больше самой беседы. Разговоры могут запросто длиться часами, доставляя массу кайфа, но потом я все равно ощущаю необходимость в уединении, перерывы бывают довольно большими.  Что касается рабочих сессий  –  совещаний, встреч, командировок и так далее – то это источник либо необходимой скуки ради результата, либо ядерного стресса. За это отвечает движок-автопилот, работающий на достижение показателей. Мое эмоциональное вовлечение минимально.  Каждый раз после сеанса интенсивного общения я провожу некоторое время дома, не произнося ни слова даже Нгоо, и часто не выхожу из комнаты, погружаясь в какие-то свои дела, игры, кино, книги. Периодически быть одной для меня – необходимость, мне нужно отдыхать от социальной личины. Иногда я беру отгулы просто ради того, чтобы побыть одной, мне это необходимо. Я не представляю нормальной жизни с кем-то в однокомнатной квартире или одном пространстве больше нескольких дней, мне нужно уединение. По этой причине быт большинства людей меня устрашает. Для отдыха в критических ситуациях также можно находиться в метро или молле – это тоже хорошо работает, т.к. всем на тебя плевать, это вариант одиночества в толпе. Иногда зависаю в кафешках, чтобы “добрать” время одиночества после работы – сижу, читаю, пью кофе.  Размышлять, анализировать, находить какие-то неожиданные параллели – я запросто могу этому посвятить несколько часов, могу лежать – и выстраивать текст от удачной фразы Руми.  Иногда в такие периоды мне не хочется разговаривать даже по минимуму, проще написать.
 
Любопытно, что больше всего меня утомляют так называемые “светские разговоры”,  small talk, т.е. социальные склейки, где люди говорят о погоде, детях, ценах на бензин, политике или просто кидаются репликами, не несущими никакого смысла. Со смехом прочитала, что это является характеристикой социофоба, однако потом поняла, что относящиеся к общественному устройству и стереотипному распределению ролей вещи действительно вызывают у меня огромное отторжение. Я адаптируюсь, но это всегда  – имитация. Светские разговоры  – это оскорбительное сотрясание воздуха, но при этом я понимаю, что это все равно будет происходить в мире, особенно рабочем, поэтому при необходимости успешно имитирую. Мне не кажется, что small talk – сигнал к возможности эмпатии, такие разговоры как раз максимально лишены эмоционального соучастия, это автомат, чем и раздражает.  Нгоо называет меня высокосоциализированным интровертом.
 
Исходя из стереотипов, складывается образ замкнутого инженера или, там, человека с ручкой в руке, который предпочитает сидеть дома. При слове “интроверт” вообще воображают какого-то неспособного к общению хиккана. Нет, ничего подобного.  Я много путешествую, много придумываю, езжу и в настоящий момент работаю руководителем разных масштабных IT проектов, поэтому с людьми общаться приходится много и в очень сложных ситуациях. Бизнес – это область взаимодействия разных людей и разных ролей, процесс их правильного комбинирования. В итоге получается довольно интересный гибрид: я  понимаю их, но зачастую это понимание очень утомляет, оно избыточно, поэтому мне очень нужны периоды полного переключения на вещи, которые я люблю.  В условиях, которые других пугают, я функционирую на редкость эффективно, получая удовольствие от трудностей, меня сложно вывести из себя тем, что других напрягает, но вот обычная работа или беседы и разъяснения меня выматывают. Также мне не нравится, когда люди сообщают о себе ненужные вещи в деловых ситуациях – ни в реальности, ни в сети, когда в комментарии к фильму или вещи появляются целые абзацы личной истории.
 
Поэтому онлайн-общение нравится мне намного больше реального, которое нужно дозировать. Его проще контролировать, к тому же в сети не требуется немедленная реакция.  Сеть – великое изобретение, сделавшее жизнь гораздо лучше. Интернет – это лучшее, что произошло со мной в школе. В онлайне люди со значительно большей вероятностью переходят прямо к сути, тогда как в реальности мне приходится воспринимать целую массу сигналов – от поз до мимики, тембра голоса, подбора слов, бесконечных вступлений, неумения формулировать, и все из этого кричит о вещах, которые я, в принципе, не особенно хочу знать. Это избыточный поток. Люди постоянно сообщают информацию своим поведением – о своих привычках, о своем характере, о своих ощущениях, не говоря уже о наборе сигналов в условиях конкуренции и борьбы за доминирование во время рабочего общения. Этой информации очень много, она очень явная, а мне знать людей на таком уровне ни к чему. Некоторые люди полностью захватывают мое внимание, и это крайне приятно, это бонус и преимущество моего типа восприятия. Однако по большей части это поток неприятной и ненужной информации. Когда людей в группе много, темы взаимодействия эмоциональны (сложный проект, непонятная задача, новые условия, проч), то приходится реагировать на сигналы каждого, использовать индивидуальный подход. Это дико утомляет. Про необходимость тусоваться с коллегами в командировках, поддерживать за ужином необязательные беседы или приходить на обеды с клиентами компании я даже не буду говорить, это просто некая формальность, которую приходится переживать.  Во всем этом могут быть свои плюсы, но это утомительно.
 
Анализируя свой подход к общению, я поняла, что мне нравится все, что относится к личностям, конкретике,  там я неутомима, –  и раздражает все, что относится к социуму в целом как к совокупности социальных ролей. Непосредственные реакции бывают мне очень интересны. А все базовые, дефолтные склейки, модели разговоров, модели общения (начальник-подчиненный-мать-глава семьи  и т.д) вызывают сильное отторжение.  Меня бесит все, о чем говорят “так положено”. Кем положено? Зачем положено? И – самый главный вопрос – почему мне должно быть до этого хоть какое-то дело?
 
По этой причине я всегда исключена из разговоров, которые затрагивают что-то, что предписано человеком размытыми “традициями”. Люди в этот момент просто транслируют осколки популярных мнений и заезженных конструкций, там нет информации, а время бесценно, его жаль. Самые худшие варианты – это разговоры с родственниками, которые воспитаны в другом времени с другими ценностями. С ними необходимо коммуницировать, проявляя теплоту, но по большей части все, что они говорят, сливается для меня в белый шум. То же самое касается громких разговоров по мобильнику в транспорте или достигающих ушей чужих бесед. Т.к. затрагиваемые в них темы помечены в моей внутренней системе приоритетов минусовым коэффициентом, я воспринимаю их как враждебное вторжение. Любой разговор, в котором не сообщается новых данных, а просто обмусоливается какая-то дефолтная роль, вызывают сильное отторжение, т.к. это бессмыслица. Поэтому я неплохо отточила навыки полного отключения внешнего мира. Я умею переключаться в свою внутреннюю Монголию и игнорировать происходящее вокруг.
 
Навыки отключения от внешнего мира, чтобы сохранить неприкосновенность внутреннего, очень важны. Когда я читаю книгу, я не слышу ничего вокруг. Сидя в кафе, я не обращаю внимания на других, мне на них наплевать. Я не оборачиваюсь, если кто-то что-то уронил или закричал. Многие люди на работе любят говорить что-то одному человеку, при этом рассчитывая на то, что их разговор услышат остальные, затем они могут обратиться к тебе и продолжить с того момента, где бросили разговаривать с предыдущим, чтобы не повторять одно и то же дважды или просто рассчитывая на более широкую аудиторию.  Это порочная практика, т.к. в общем кабинете каждый человек погружен в свою задачу. Со мной это бесполезно – я не слушаю чужие разговоры, т.к. существует вероятность услышать рассуждения о мужчинах и женщинах или тачках, я погружаюсь в собственные дела и отвлекаюсь только для решения конкретных вопросов. Если ситуация не требует непосредственного участия,  ради эффективности я запросто могу “отъехать” в свой собственный мир, занимаясь обдумыванием книги или статьи про игровой дизайн. В электричке или другом транспорте я стараюсь максимально дистанцироваться от окружающего, занимаясь своими делами. В поездах я за редким исключением не поддерживаю small talk, у меня свои планы.  Смартфоны и ноутбуки сделали процесс отключения от очередного желающего болтовни чувака значительно более удобным. Я избегаю ненужного общения не потому, что оно мне не дается, я просто его не хочу. При этом если я хочу, я запросто могу познакомиться с незнакомцем в транспорте или поддержать беседу.  Чем дальше, тем более ценным ресурсом представляется время. Мне жаль тратить его на какую-то бесполезную хуйню.  Выключиться из социума, находясь в нем, – обязательный для меня перк, т.к. чужое поведение, шаблоны, фразы, косноязычные речуги или впечатления мне мешают.
 
Помню радость узнавания, когда я смотрела  сериал “Мост” с Сагой Норен. Как бы мне хотелось, чтобы на работе люди так и общались. Конечно, я не гениальная женщина-следователь с психическими заболеваниями, но ее экономность в плане социальных общений и предельная прямота замечательны. Ей не помешало бы немного эмпатии и умения объяснять свои поступки, но она анализирует и старается, несмотря на особенности восприятия.  Чужие дети, жены, самочувствие – на все это всем наплевать, а если хочется секса, хорошо бы просто сказать об этом вместо того, чтобы танцевать бесполезные ритуалы.  Сага Норен не врет, потому что это энергозатратно и мешает, также она не тратит время на социальные склейки. Она прекрасна. Впрочем, мир хорош тем, что люди в нем разные, иначе стало бы скучно.

6 thoughts on “каково быть интровертом

    • что вы хотели этим сказать? чтобы смотреть видео, хотелось бы какую-то предварительную мысль видеть. я пролистала, это еще одно доказательство того, что интроверт-экстраверт – относительные категоризации. у него, например, интроверты – это те, кто не умеет общаться и кому нужно тренироваться в этом. я тоже так раньше считала, но вряд ли это так. люди с проблемами в общении – это не интроверты. это люди с проблемами в общении.

      у меня, например, “социальная компетентность” высока, но при этом я устаю от применения этих навыков, внутренняя жизнь и исследования мне нравятся больше.

  1. Вы написали о том, что Вам нравится добиваться доверия людей. А расскажите, пожалуйста, об этом. И как у Вас с доверием?

    • сомневаюсь, что я готова об этом рассказывать. мне просто доставляет удовольствие входить в близкий круг людей, которые с трудом кого-либо туда пускают и вообще не любят общаться. так, наверное, я ласкаю свое эго, потому что мне нравится быть особенной для других, – и одновременно я нахожу отличных собеседников и важных для меня товарищей в их лице. как правило, такие чуваки очень круты, и меня удовлетворяет глубина нашего общения и некая взаимная преданность, что ли. поверхностное общение меня раздражает, и такие крепкие и индивидуальные дружеские отношения очень привлекательны.

  2. Как про себя прочитал.
    Слово “интроверт” сейчас слишком выхолощено и опошлено в основном усилиями людей, которые обожают прятать за ним свою социальную дизадаптивность.
    Если бы интроверсией являлось то, что любят видеть в ней хикканы – это первое от чего стоило бы избавляться. Хотя бы потому что мы очень стайный вид и в социальном поле для нас лежит слишком много профитов.
    А мусорный треп, не разбавленный юмором и искрой креатива ни в каком виде, конечно, не нужен. Лучше бы грумингом для этих целей занимались =)

    Насчет эссенции правильного общения именно как “обмен информацией” и “дележ идеями” – я так раньше считал, но потом стал остро ощущать, что оно для меня больше в другом. Очень важен этот тонкий момент “социальной перцепции”. Ты катаешься на великах со своим бро, вы едите и молчите, но восприятие дружественного-приятного типа рядом делает поездку веселее. Нам очень важно воспринимать рядом “своих” людей, все-таки.
    Мне кажется интеграция последнего факта в свою повседневность делает все эти смол токи более желанными и менее напрягающими. В конце концов это же чаще всего просто попытка сблизиться или показать, что типа чувак, ты здесь не чужой.

    • ну, если это неловкий разговор с человеком, излучающим дружелюбие, восприятие другое. обычно это холодные бессмысленные перемещения слов, и я не люблю именно это, т.е. имитацию.

Leave a Reply