14 Dec

Тетрадь смерти

“Тетрадь смерти” Вингарда вызвала у меня сильное желание уметь смотреть фильм в отрыве от того, что я знаю о первоисточниках.  Но люди устроены так, что они не умеют “развидеть” или смотреть глазами незнающего, если что-то знают. Интересно было бы ощутить, как я смотрела бы это кино, если бы не смотрела аниме и не читала мангу.  “Гость” и “Ты  – следующий!” были прекрасными фильмами, с нужным количеством стиля, китча и издевки,  я следила за Вингардом. Но “Тетрадь смерти”… смотрится, словно еще одна серия “Final destination” (1, 2, 5), причем где-то к концу франшизы.

Это не то, чтобы вопиюще плохо, но смотрится крайне глумливо.  При этом другие киноэкранизации “Тетради смерти” тоже плохи, просто по другим причинам (в полнометражках, например, полный мискаст – Тацуя Фудзивара). Минималистичного, жесткого конфликта-танца, от которого невозможно оторваться, не получается.  Здесь же и адаптация под американских подростков, и полное удаление национального колорита, интеллекта и интриги из уравнения  – кажется, сценаристы хотели сделать нечто, полностью противоположное оригиналу.

[massive amount of spoilers]

В результате я пошла в магазин и купила два тома “Тетради смерти”, изданного в черной серии (по два тома в одном), и решила прочитать всю мангу (4 тома в бумаге + 8 электро). Приникнуть к основам, короче, потому что раньше бросила на смерти L.  В манге самое главное – интеллектуальное противостояние холодного, непоколебимого Лайта и странного, угловатого L. Увлекает моментально, потому что это дуэль между умным социопатом и умным аутистом.  Лайт – человек,  полностью лишенный сочувствия, мастер интриги, желающий стать богом. L – любитель сложных загадок, сохраняющий в себе человеческое, но тоже обитающий в мире абстракций, моделей.  Строго говоря, в момент смерти L как аниме, так и манга потеряли большую часть аудитории, потому что это противостояние описано настолько напряженно, захватывающе и мощно, что я не заметила, как прошли полтора часа.  После того, что я узнала о социопатах, манга играет новыми красками.

Лайт находит тетрадь смерти и, как любой гордец, решает, что он единственный, кто способен нести ношу кары преступников, чтобы сделать мир чище. К тому времени, как его находит бог смерти,  Лайт уже исписывает пять страниц убористым почерком, черпая имена и фото преступников из газет (кстати, первое, что делает Лайт из манги – читает все правила тетради и начинает экспериментировать).  Ему нравится власть, а затем оказывается, что ему в принципе ничего кроме власти не нравится.  Единственная сильная эмоция, которую он способен испытывать, – это ненависть к проигрышу, все остальное – имитация.

Самое интересные в первых томах – это то, как ведет себя загнанный в угол Лайт.  Даже находясь под круглосуточным наблюдением, он одной рукой делает домашнюю работу, а другой – вписывает имена на кусочек тетрадки, положенной в пакетик от чипсов вместе с крошечным телевизором.  Такая целеустремленность идеального отличника – ключевой цепляющий момент, а затем появляется L, его полная противоположность. Расхлябанный пещерный фрик против лощеного героя класса,  отщепенец против картинки с обложки, но при этом их шансы равны.  Самый захватывающий момент – это сдача экзаменов в университет.  Лайт оборачивается, видит забравшегося с ногами на стул совенка-L и понимает, что его загоняют в ловушку.

Собственно, манга теряет свое очарование как раз тогда, когда автор начинает подыгрывать Лайту, из человека делая его машиной.  Все события происходят так, как ему выгодно, все крутится вокруг него – и сразу становится неинтересно.  Подыгрывать злодею – худшая ошибка, потому что читатель это сразу видит.  Сначала добавляется Миса, в которую совершенно бессмысленно влюблена Бог смерти Рем, готовая пожертвовать собой ради человека. Почему? Как?  Нет ответа. Это нужно только для того, чтобы вытащить Лайта из тупика, в который его загнал L, потому что другого выхода нет.  После же смерти L начинается резина –  шесть томов резины,  сплошная натяжка на натяжке. Количество тетрадей размножается, интрига становится высосанной из пальца и опять же подыгрывающей Лайту, который теперь все в одном, диктатор и расследователь. У пацана нет личной жизни в принципе, он только охотится за Кирой и изображает Киру.  В конце маленькая версия L из того же приюта вместе со своим готическим отражением все-таки припирают Лайта к стенке,  справедливость побеждает зло,  гордец повержен за счет того, что два сверхумных малыша победили свою гордость. Но эти пять-шесть томов кажутся, по большому счету,  абсолютно лишними.  Ту же историю можно было рассказать компактнее и жестче, без мучительной воды и лишних героев.

 

“Тетрадь смерти” – совершенно поразительная манга, от которой невозможно оторваться, но в какой-то момент накал заканчивается, тебя оставляют ни с чем.  Мне кажется, все вещи должны иметь начало и конец.  Об этом забывают создатели сериалов, выдаивая корову до тех пор, пока она не падает от истощения и там же не сгнивает. То же самое делают в длинных мангах (я даже не знаю, закончился ли “Берсерк”, но надежда была потеряна очень давно).  Думаю, если делать киноадаптацию, можно было бы как раз убрать этот провал с помощью умелых сценаристов, отполировать минималистичную шахматную партию,  а вот характеры L и Лайта остановить нетронутыми, потому что они замечательны.

 

 

3 thoughts on “Тетрадь смерти

    • спойлеры? в Тетради смерти? манге и аниме сто лет уже.

      еще я не понимаю, зачем внушать чувство вины за “испорченное удовольствие” другому человеку, когда вы открываете текст о сравнении первоисточника и экранизации, где, естественно, будут анализироваться сюжетные вилки. если боитесь спойлеров в текстах с анализом (а тем более – сравнением экранизаций и первоисточников), не читайте тексты о них до просмотра/чтения.

      а еще… Дарт Вейдер – отец Люка Скайуокера! =Р

  1. Pingback: книги 2017 - Блог Мор

Leave a Reply