24 Feb

Лес Макса Эрнста и обложка “Демона пустоты”

У сюрреалиста Макса Эрнста есть безумно гипнотическая и сильная серия о лесе. Эрнст снова и снова рисовал край леса и пустое солнце над ним, хищную кромку плотно спаянных “деревьев”.

Лес у Эрнста, как правило, черен, хотя цвета меняются, он лишен листвы, а беспощадное солнце лишено объема. Плоский мертвый диск зависает над стеной механических деревьев. Мрачный, густой, непроходимый, каменный или металлический лес, создающий страх перед входом в неизвестное. Повторяемость мотива завораживает.

Вот мой текст того времени, навеянный ощущением от картины:

“Я хочу отправиться в самое сердце тьмы.
Солнце, похожее на беспощадный, пристрастный глаз, светит гранулированной чернотой.  Оно вращается и ревет, засыпая сцепившиеся стволы семенем, похожим на антрацитовую крошку.

Я вхожу в лес, совершаю нечто противоестественное, противоположное логике самосохранения. Лес – древний, старый, нечеловеческий, у него есть края, но он никогда не кончается, и меня соблазняет злая бесконечность. Со дна слышно, как вверху гудит черное солнце. Его вращение носит одновременно механический и физиологический, телесный характер. Я – исследователь и паразит, застрявший в чужих мягких тканях, мне нравятся слизь, плесень, кровь, сокращение скользких сердечных желудочков. Стволы шевелятся, они мягкие, как губка, и вбирают в себя шаги, они твердые, словно минералы, наступают частоколом геометрических фигур, они прошиты психоделическими стежками оставшихся цветов, по ним ползают змеи. Я слышу шелест жуков, звук шевелящихся в почве червей, я ищу запах – горький, искусственный, способный изувечить.

Я жажду мудрости, пугающего равнодушия. Лес расчленит, размоет смысл существования чего-либо кроме него, набив протестующий рот мхом и землей. Я стану жертвой, лежащей в грязном ручье, на которую будут смотреть, склонив голову, птицы. Я хочу потеряться, никогда не встречать никого кроме мертвых животных, я хочу полного уничтожения, познания черного. Я нуждаюсь в следах, намеках, загадках, в том, чтобы не покидать движущийся, вечный лес, воплощение неизменной мрачной изменчивости. Я буду искать своего волка, дышать его дымом, погружать пальцы в его следы, и мокрый песок и трава, налипающие на руки, будут реальнее реальности. Я хочу кричать. Я уже кричу.”

Forest and Dove 1927 Max Ernst

Для меня лес символизировал путь в неизвестное, потерю себя, разложение личности и ее последующее обретение за счет этого развинчивания на части. Долгое время мне казалось, что это только мое восприятие картин, но потом наткнулась на статью Марии Трудлер, где уже она описывает свои чувства:

“Лес выглядит таким непроницаемым. Диким. И глухо озвучивает, отражает мои мысли. Деревья напоминают канатные лестницы на невидимом корабле. Или рыбацкие сети, которые вот-вот проглотят луну. Я начинаю считать ступеньки, поднимаясь вверх — к серому, сиротливому небу. Что за спектакль разыгрывается тут? Я не знаю сценария… Лучше вверх, чем в чащу непроходимого леса. И солнце-луну возьму в спутники. Хотя как-то неприветливо светит этот темно-оранжевый круг”

“Темный лес и птица. Диск белого солнца. Хочется раздвинуть руками эти густые, плотные заросли и войти. Отблески холодного света на деревьях. Которые кажутся досками, сбитыми в одно место. Птица близко к земле, еще немного и рухнет. А может, она приклеена? И это театр моего подсознания, куда я сама себя не пускаю?”

“Я топчусь на месте, озираясь вокруг. И звуки ветра доносят мне напевы Поля Элюара, как вырванные из полусна:

Я скрываю печальные клады
Уединенных убежищ
Сердце лесов сонливость
Раскаленной ракеты
И ночной горизонт что меня
Короной своей венчает
Я шагаю вперед упрямо
Приветствуя новой тайной
Рождение образов.” (отсюда)

Меня особенно поражал плоский, какой-то безжизненный солнечный диск.  У Энста есть и белая вариация леса:

Мне казалось, что эта картина идеально подходит к “Демону пустоты”, где я как раз рассказываю об ощущении распада и разных гранях одержимости.  При этом меня в книге волновало не открытие скрытого, тайного, а  то, как человек в принципе может избавляться от личности разными способами (воспламеняясь страстью,  притворяясь кем-то другим, заключая сделку с демоном пустоты,  становясь чьим-то орудием или ломая сказочный нарратив и пр)

В итоге Нгоо сделал более простую вариацию на ту же тему:

Алый круг висит в звездной пустоте над перевернутым намеком на лес Эрнста.  По сути, это деревья, растущие в землю. Такая вот незаметная мелочь.  Хотя алый круг лично мне кажется совершенно случайным намеком на мою любовь к японской эстетике (см. “Сатори” и “Демон пустоты”).

Купить книгу “Демон пустоты” можно тут – https://ridero.ru/books/demon_pustoty/

Leave a Reply