29 May

Татьяна Шорохова и Мария Кувшинова против “ДАУ”

Решила написать про ситуацию Татьяны Шороховой и Марии Кувшиновой, критиковавших “ДАУ”, потому что вижу много недопонимания.

Что случилось?

Хржановский,  более 10 лет занимавшийся проектом “Дау”, первоначально основанном на сценарии Сорокина про Ландау,  показал небольшой кусок материала на Берлинале.  Выяснилось следующее: получив деньги на проект, Хржановский быстро отбросил единый сценарий и перешел от экранизации жизни физика к бессюжетному гибриду реконструкции СССР и Стэнфордского тюремного эксперимента. Результат его труда – длинное реалити-шоу с элементами фикшна в любовно подобранных советских декорациях, причем ряд происшествий на съемочной площадке нарушал закон или специально создавались условия для вспышек насилия. Алкоголь являлся катализатором части ситуаций, многие сцены сняты с изрядно пьяными людьми, множество участников – не актеры.

За прошедшие за время съемок годы общественная мораль изменилась. В результате ряд сцен восторга у публики не вызвал. Например, сцены, в которых неоднократно осужденный нацист Тесак отрезает голову живой свинье посередине комнаты, момент, где бывший тюремщик угрожает запихнуть бутылку в перепуганную голую женщину (или это происходит),  где плачут неизвестно откуда взятые младенцы или бывший агент Курентзиса Алексей Трифонов пытается заняться сексом с еле шевелящимся женским телом, говорящим “Нет”.  При таком контексте отдельно доставляет факт привлечения детей из детского дома для съемок. Read More

17 May

Анита Блейк как фальшивый символ секс-свободы


После марафона Лорел Гамильтон трудно не думать о прочитанном. Бегло перевела текст Anita Blake: Faux Champion of Sexual Agency . Фем-взгляд часто обостряет, но многое разделяю:

“Множество людей, особенно экс-фаны серии Лорел Гамильтон про Аниту Блейк, стали в дальнейшем ее суровыми критиками, особенно после “Нарцисса в цепях”. До этой точки Анита была сильной, целеустремленной женщиной, она создавала собственные правила и принимала решения, она была главным персонажем собственной жизни. У нее имелись свои недостатки и идеальной Аниту не назовешь, но она оставалась сильной личностью в богатом, разнообразном мире с интересными и порой поразительно глубокими проблемами.

Но затем в серии появился ardeur, после чего каждую книгу сопровождала бау-чика-вау-вау порно-музыка. Сценарий и мир уступили место сценам случайного секса и необязательным и не всегда особенно возбуждающим оргиям, которые неожиданно давали героям новые магические силы (протрахайся на уровень вверх!), и люди разочаровались, что такая великая серия деградировала в забаву с отсутствующим сценарием.

Ответом на критику стало обвинение в том, что критики – ханжи, настроенные против проактивной, могущественной женщины, и что никаких претензий не возникло бы, если бы протагонист был мужчиной. Это просто стыдно, потому что ответ упускает главную суть жалоб – это завораживающая серия книг, в которых и сценарий, и развитие персонажей пущено побоку. Я не возражаю против Мередит Джентри – потому что в этой серии втискивание крох сценария между бесконечными секс-сценами и “протрахиванием” на следующий уровень магии начались сразу с книги 1.

Но давайте посмотрим поближе на этот тезис: Анита – сексуально проактивная женщина. А это правда так? У меня есть большие сомнения на этот счет. Read More

17 May

серия про Аниту Блейк как рассказ о затянувшемся птср

– Вы – покоренный народ, Анита. Ты этого еще не поняла?
– А ты покори вот это, – ответила я, поднимая ствол на уровень ее глаз.
(“Жертва всесожжения”)

В качестве челленджа прочитала/пролистала 25 вампирских романов Лорел Гамильтон про Аниту Блейк, и после этого остаться в здравом уме невозможно.  Больше всего впечатляет быстрый сдвиг с нуарного городского фэнтези, смешанного с суровым триллером,  на бессистемный прон и обсуждение свободных отношений.

То есть томов десять это лучший палп на свете – драйвовый, дерзкий, сексуальный.  Не то, чтобы серия про Аниту Блейк была мягкой, там изначально полицейский процедурал тесно смешивался с вампирской bdsm-эстетикой и жестким триллером. Однако после 12-14 тома перед нами возникает совершенно иная Анита в обрамлении навязанных и многочисленных половых сношений с очередями безликих оборотней. Драки, полицейские расследования, стрельба, кровавые убийства, взвинчивающий секс с ослепительно красивыми мужчинами, bdsm и реплики в духе Клинта Иствуда вдруг сменились на конвейер выяснения отношений с безразмерным гаремом Аниты. Это поистине шокирует.

Обложка к первому крутому тому.

Особенно это поражает потому, что в девяностых таких героинь в городском фэнтези не было, и я уверена, что нет и сейчас. Главный плюс Гамильтон – жесткая хватка, крепкий нуарный замес, полностью лишенный сентиментальности. Гамильтон щедро отдала дань уважения Энн Райс, но такой бескомпромиссности, наглости и привычки огрызаться у Райс нет. Райс – леди, Гамильтон – едва ли, она вышибает дверь ногой. Анита Блейк – это коп в юбке, она любит и умеет убивать, свобода и дело для нее важнее всего остального….

Было. Пока Жан-Клод не превратил героиню в суккуба, питающегося сексом.

Я думаю, большинство читателей настолько поразились такому развороту и исчезновению сюжета, что до сих пор читают том за томом во власти странной травмы, надеясь, что Анита возьмет пистолет и перестреляет свой гарем:

Read More

17 May

Лорел Гамильтон

Пока разговаривали с Зиличем о городском фэнтези, вспомнили революционера и первопроходца эротического urban fantasy, которая начинала с отвязного вампирского палпа. Лорел Гамильтон делала это до того, как это стало модно, причем в издательской системе. Вампирская литература полна своеобразного напряжения. Окончательно его обострила Энн Райс, чей Лестат гедонизмом и жестокостью покорял читателей. Но до Лорел Гамильтон все это оставалось барочным, полным намеков, готической тягучести, держалось в рамках психологической драмы. Гамильтон же взяла героиней Аниту Блейк (ага), натуральную бой-бабу, которая была полной заменой hard boiled guy. Особый шарм придавало то, что она совершенно точно не была подростком и не являлась копией мужчины. Читатели видели горячую взрослую женщину, которая знает, чего хочет, – дерется, флиртует, поднимает мертвых, пьет, трахается с вампирами в душе. Ну и в текстах было то, чего обычно в подобных вещах нет. В них был драйв.

Первые романы подкупили всех любителей городского фанта, в том числе и нас с Зиличем. Как пишет Невский: “Перед нами гибрид классического нуара в стиле Чандлера (сходство Аниты с Филом Марло налицо), детективного триллера а-ля “Молчание ягнят” Р. Харриса, любовно-психологического вампирятника под Райс и урбанистического фэнтези”.

Звучит лестно. Но дальше Гамильтон пошла по пути увеличения количества секса, потому что сила Аниты растет от секса с магическими существами. Анита Блейк стала странствовать по постелям вампиров и оборотней в бешеных количествах, сюжет растворился, героиня изменилась и стала игрушкой магической похоти. С какого-то момента 27-томной эпопеи (с 12-14 тома) Гамильтон окончательно перешла в 18+, растеряв изрядную долю читателей со мной вместе. В неприкрытом 18+ и разговорах про странный вариант навязанной полиамории она с удовольствием и остается по сей день). Все любители фантастики, которые ее превозносили, начали неловко писать о ней, как о позднем Хайнлайне – женщину поработила эротомания, она сошла с ума. Я так не думаю. Скорее всего, Гамильтон, как и многие зрелые женщины, просто перешла в состояние, когда общественное мнение утратило ценность. Read More