17 May

Анита Блейк как фальшивый символ секс-свободы


После марафона Лорел Гамильтон трудно не думать о прочитанном. Бегло перевела текст Anita Blake: Faux Champion of Sexual Agency . Фем-взгляд часто обостряет, но многое разделяю:

“Множество людей, особенно экс-фаны серии Лорел Гамильтон про Аниту Блейк, стали в дальнейшем ее суровыми критиками, особенно после “Нарцисса в цепях”. До этой точки Анита была сильной, целеустремленной женщиной, она создавала собственные правила и принимала решения, она была главным персонажем собственной жизни. У нее имелись свои недостатки и идеальной Аниту не назовешь, но она оставалась сильной личностью в богатом, разнообразном мире с интересными и порой поразительно глубокими проблемами.

Но затем в серии появился ardeur, после чего каждую книгу сопровождала бау-чика-вау-вау порно-музыка. Сценарий и мир уступили место сценам случайного секса и необязательным и не всегда особенно возбуждающим оргиям, которые неожиданно давали героям новые магические силы (протрахайся на уровень вверх!), и люди разочаровались, что такая великая серия деградировала в забаву с отсутствующим сценарием.

Ответом на критику стало обвинение в том, что критики – ханжи, настроенные против проактивной, могущественной женщины, и что никаких претензий не возникло бы, если бы протагонист был мужчиной. Это просто стыдно, потому что ответ упускает главную суть жалоб – это завораживающая серия книг, в которых и сценарий, и развитие персонажей пущено побоку. Я не возражаю против Мередит Джентри – потому что в этой серии втискивание крох сценария между бесконечными секс-сценами и “протрахиванием” на следующий уровень магии начались сразу с книги 1.

Но давайте посмотрим поближе на этот тезис: Анита – сексуально проактивная женщина. А это правда так? У меня есть большие сомнения на этот счет.

Мне очень нравятся книги про женщин, которые осознают собственную сексуальность, занимаются сексом так и когда хотят, с тем, с кем хотят, без давления и без стыда. Но только Анита Блейк вовсе не такая женщина, потому что, во-первых, Анита Блейк не выбирала такую сексуальную жизнь и ее не искала, а самое драматичное, что она на нее не соглашалась.

Это звучит жестко, но давайте взглянем на сексуальные контакты Аниты. Подавляющее их большинство произошло потому, что возрос ardeur – и Аните физически необходимо было заняться сексом, просто физически. Ведь иначе она либо сошла бы с ума, умерла от голода или высосала энергию из Натаниэля и Дамиана и попросту убила бы их. Она обязана заниматься сексом, чтобы спасти свою жизнь или жизни людей, которые ей небезразличны. Давайте прямо – если бы у Аниты был выбор без всякого сверхъестественного давления, стала бы она когда-либо трахаться с Лондоном или Байроном или Реквиемом или Грэхамом или Истиной или Нечестивцем? Не думаю, что кто-либо станет спорить, что Анита этих партнеров не выбирала, ее вынудила магическая сила. Стоит ли упоминать оргию с вертиграми, к которой Аниту принудила Мать Всей Тьмы? Аниту просто выключило – и она до сих пор не знает, что там случилось.

К сексу Аниту принуждает не только метафизическая необходимость. Использование мунина Райны (магический призрак верфольфа) для исцеления заставляет Аниту перейти к сексуальному контакту с умирающим Натаниэлем (дважды), Джамалем, Джейсоном и Грегори, хотя никакого согласия или желания тут не было и в помине. Исцеление ее триумвирата приводит ее к необходимости мощно кормить ardeur c большим количеством оборотней, Донованом Рисом из оборотней-лебедей, Рафаэлем из веркрыс и к попытке втянуть в это Джозефа (который отказывается, т.к. моногамен. Но Анита фактически лишает его защиты, что привело бы к смерти за то, что он ее не трахнул). Опять же – стала бы Анита без принуждения делать все это? Исходя из характера Аниты, я не думаю, что вы можете уверенно сказать, что Анита без принуждения выбрала бы такой секс и с этими людьми по своей воле.

Затем есть ее звери вызова – Цинрик, Мефистофель (и другие тигры) и Хэвен, которые присоединились к ее гарему потому, что ей нужно контролировать поселившихся в ней зверей, а также потому, что она обязалась защищать тигров от Матери Всей Тьмы и Арлекина. Некоторые из тигров связаны с ней попросту случайно – как результат оргии вертигров, устроенной Матерью Всей Тьмы. Никто из них не попал в кровать Аниты потому, что ей очень хотелось.

Даже отношения с самыми близкими любовниками основаны на весьма шатких обстоятельствах. Натаниэль, Мика и Джейсон – все продукты включения ardeur. Она занималась сексом с Микой, которого не знала, когда ardeur впервые поднял свою гадкую голову, она даже не соображала, что происходит, не хотела этого, это было полностью против ее желания и морали, она даже говорила “нет”. Она сказала “нет”, но секс все равно произошел. Тут и сомневаться не надо – это изнасилование.

Натаниэль? Для Аниты он выглядел ребенком. Она даже думала о себе, как о педофиле, трогая его (те же проблемы, что у нее возникнут с 17-летним Цинриком). Но вот приходит ardeur – и Натаниэль и Джейсон (а также Ашер) добавляются в ее постель, потому что ей нужно мощное питание сексом. На каждом шагу этого пути Анита сомневается, ей неловко, она отказывается, пока Жан-Клод подталкивает ее вернуться в постель.

Стоит ли это повторять? Анита не хотела секса с этими мужчинами. Она не искала секса с этими мужчинами. И во время ее первого опыта с этими мужчинами ей противно до желания отказаться. О какой сексуальной уверенности идет речь ?

Теперь давайте посмотрим на единственных двух мужчин, с которыми Анита спала до того, как ardeur поднял свою уродливую акулью голову. Для начала Жан-Клод. Любовный интерес с книги 1 – но правда ли эти отношения построены на основе ее собственного выбора?

Нет. Анита из-за своей нелюбви к вампирам отклоняет поползновения Жан-Клода с самого начала, а Жан-Клод преследует ее на протяжение каждого шага. Он насильно ставит ей метки, он посещает ее сны, он заставляет ее быть его слугой человеком, а затем угрожает убить человека, которого она любит, если Анита не согласится встречаться с ним (включая поцелуи). Что? Это не очень похоже на согласие, это сталкинг. Когда они впервые оказываются в постели? Это случается после того, как Ричард оборачивается волком на Аните, а затем жрет мертвого Маркуса. Она хрупка, она плачет, она разбита и в полном отчаянье. Это самая нижняя точка для Аниты, глубочайшая эмоциональная яма – и подходящий ли это момент для секса с Жан-Клодом? Когда она наиболее хрупка и уязвима? Это не слишком сексуально или романтично – это почти эксплуатация.

На другой стороне находится Ричард. Впервые она занимается сексом с Ричардом в “Голубой луне” после того, как мунин Райны заставляет ее включить странный вервольфский ритуал, в результате которого каждый оборотень преследует ее и стремится изнасиловать. Она убегает от них, спасая свою жизнь, пока мужчины дерутся, чтобы разобраться, кто ее изнасилует, и добирается до сторожки, где ее ждет Ричард, омытый магической похотью. Я бы включила порно-музыку, но когда Ричард начинает секс с Анитой, она отвечает, потому что в ней садистка Райна, и это силы Райны привели к такому результату. Снова Анита не выбирала секс, секс был ей навязан – и это их первый секс с Ричардом.

Последний мужчина, которого стоит рассмотреть отдельно, – это Ашер. Даже сама Анита не уверена, влюбилась ли она в Ашера сама или ее привлекло из-за сильного эха чувств Жан-Клода, с которым она связана и глазами которого она частично на него смотрит. Раз уж даже это нельзя ясно понять, то все остальное скрывается между строк.

Если быть прямолинейно честной, то я говорила “секс был навязан Аните”, но вообще для этого есть отдельное слово. Я не люблю бросаться словом “изнасилование”, но Аниту постоянно принуждают к сексу – либо ее собственная магия, либо чужая магия, либо необходимость спасти и исцелить кого-то.

И это все в дополнение к количеству изнасилований и сексуальных нападений, которыми переполнены книги серии. В Skin Trade Витторио требует от Аниты сексуальных действий, чтобы спасти жизни. Также изнасилования часто используются для “быстрого” развития плохих парней: Странник, Иветт, Мастер Зверей, Райна, Габриэль, Янос, Гейнор, Белль Морт, Химера – тут проще было бы перечислить плохих парней, которые НЕ БЫЛИ БЫ насильниками. Сексуальное хищничество – это норма в книгах серии.

С Анитой Блейк и практически всеми ее любовниками сначала случается секс, а затем следует согласие. Анита была принуждена к сексу с этими мужчинами против ее воли, исключительно магией и необходимостью. Когда она берет в постель нового любовника или расширяет свои сексуальные горизонты, это всегда происходит через протест, это всегда форма давления на нее – и никогда ее собственный выбор. Она не решает “Я хочу это, я хочу его, я собираюсь это сделать для собственного кайфа, удовольствия и радости”, вместо этого это всегда “Я делаю это для ardeur, я делаю это, чтобы Х был счастлив, чтобы спасти жизнь Y”. Позже, после одной-двух книг, Анита может решить, что ей действительно нравится этот человек и она действительно хочет его. или она решает, что навязанная сексуальная активность была забавной, завела ее – и она хочет делать так чаще. Но это всегда происходит ПОСЛЕ того, как уже случилось. Сначала идет секс, затем приходит согласие.

Как можно восхвалять Аниту за то, что она сексуально агрессивна или бесстыдно сексуальна или любит секс, если каждый раз ее персонажа затаскивают в спальню кричащим и желающим выбраться прочь? Что такого секс-позитивного в том, что женщину принуждают к сексу, давлением склоняют к сексу, что кто-то должен трахаться, чтобы его любимые выжили, или попросту насилуют? Давление может быть магическим, но это все равно давление. Я никакой сексуальной свободы тут не наблюдаю.”

____

Весьма доходчивый текст. Единственное, с чем не могу согласиться, так это с интерпретацией сцены с Жан-Клодом.  То, что Аниту всерьез привлекает вампир, видно с ранних томов. В финале одного из них Анита обвиняет Жан-Клода в том, что он воздействует на нее своей красотой, на что тот честно отвечает, что ничего не делал, что это красота в глазах смотрящего, которую Анита обнаруживает самостоятельно. Собственно, лишь предубеждение Аниты против мертвецов не позволяет ее симпатии развиваться.

Очевидно также, что отношения с Ричардом (которого Лорел Гамильтон выбирала в идеальные waifu Аниты, но вместо этого нарисовала один из самых отталкивающих образов в серии) – это попытка перечеркнуть влечение темной стороны теплотой и благородством морального, принципиального человека с обычной работой и без гроба в спальне. Однако довольно быстро становится видно, что Ричард не благороден,  не способен примириться с работой Аниты,  пытаясь сделать из нее кого-то другого и выступая вечным осуждением, а кроме того он вообще не человек.  Пиком этого жестокого озарения становится ужасная сцена с поеданием побежденного Маркуса стаей.

Постоянно разрывающаяся между двумя мужчинами Анита использует свой ужас как повод прибежать к Жан-Клоду, который своим спокойствием, холодноватым равновесием должен ее утешить, спасти. И он действительно ее утешает,  словно печальную девочку, хотя затем и пользуется моментом. Жан-Клод и впрямь мог бы  подождать, потому что Анита была полностью разбита. Однако он не рыцарь печального образа, он мастер-вампир, который хочет завершить начатое. Соблазнять для вампира-инкуба естественно, мы ведь не читаем назидательную историю для детей. Но он не использует вампирское обольщение, оставляя лишь себя, и готов уйти – однако Анита просит его остаться. Дважды.

Я бы даже сказала, что по контрасту со всем происходящим потом,  это одна из самых романтических сцен в серии. Для контраста действительно достаточно вспомнить первый секс с Ричардом, где Анита позволяет себя трахнуть (разумеется, сдаваясь во власть давнему желанию и получая удовольствие), чтобы ее не разорвала целая стая насильников.  В целом Жан-Клод – единственный адекватный персонаж серии кроме разве что доктора Лилиан.  Это если проживший более 500 лет мертвец, бывавший в сексуальном рабстве и служивший мальчиком для битья, может быть адекватным.

One thought on “Анита Блейк как фальшивый символ секс-свободы

  1. Pingback: серия про Аниту Блейк как рассказ о затянувшемся птср - Блог Мор

Leave a Reply