22 Jul

интервью с Ребеккой Куанг: боевые корабли, Платон и антигерои

В связи с выходом “Dragon Republic” Куанг на русском бегло перевела ее интервью блогу Bookdragonism.

Ребекка Куанг

Рэйн: Я прочитала “Опиумную войну” много раз, но она все равно заставляет сердце биться чаще, потому что ЭТО феноменально. Насколько труднее писать сиквел к такой эпичной первой книге? В чем особенности работы над “Республикой Дракон”?

Ребекка: Спасибо, очень приятно. “Республику Дракон” писать было намного сложнее, чем “Опиумную войну”. “Синдром второй книги” действительно существует, и это отстойно, потому что когда первую книгу хорошо приняли, сразу поднимаются ставки. Я ужасно испугалась, что подведу читателей, но использовала страх как топливо. Читатели так тепло отнеслись к “Опиумной войне”, что я очень хотела дать им новую книгу, которую они заслужили.

Рэйн: Множество читателей моего блога с нетерпением ждут выхода “Республики дракон” и, наверное, готовят салфетки, шоколад и ведра для слез, пока мы тут разговариваем. Чего читателям стоит ждать от “Республики Дракон”?

Русское издание книг цикла

Ребекка: Развития характеров и их предысторию. Мне никогда не нравились плоские герои, хорошие и плохие. Мне нравится погружаться в прошлое персонажей, чтобы понять, как они стали такими, как есть. Главный вопрос трилогии: “Что превращает людей в монстров”? Конечно, основная арка трех книг показывает путь одного конкретного монстра, но я также пытаюсь исследовать этот вопрос с другими злодеями. Что сделало Алтана Тренсина настолько безрассудно жестоким? Почему Су Дацзы управляет Империей в одиночку? Почему леди Йин Сайхара помогает гесперианцам?

Рэйн: “Республика Дракон” концентрируется на морской войне, что сразу же привлекло мое внимание, ведь я не читала книг, где этому уделяется столько места. Какая часть работы над морскими схватками вам понравилась больше всего?

Ребекка: Корабли! КОРАБЛИ! (ship porn) Я провела большое исследование по изготовлению и моделям всех типов старых китайских судов. Думаю, из шедрых описаний в книге заметно, что я действительно погрузилась в материал. В “Республике Дракон” есть момент, где Бацзы говорит: “Если бы этот корабль был человеком, я бы его трахнул”. Я примерно так же себя чувствую по отношению к большим громоздким военным кораблям, маленьким и проворным сампанам и узким опиумным скиммерам… Я просто обязана взять все эти прекрасные суда и бросить в хаотическую битву. Это так весело.

Рэйн: В вашей серии весьма сложные персонажи. Мои любимые – Рин, Катай, Нэчжа и Алтан (он так себе человек, но я люблю его сложность). Каких героев было интереснее всего писать?

Ребекка: Я всех люблю одинаково. Все они сломлены по-своему – Рин родилась в мусорной куче, а Нэчжа – в одежде Louis Vuitton. Но если вы настаиваете, то мой любимец – Цзян. Между тем, кем он был ранее, и тем, кем он стал, такой огромный разрыв. Цзян – метафора забытой истории, разорванной памяти и трудности противостояния собственному прошлому. Что происходит, когда мы вынуждены посмотреть в лицо тому, что когда-то совершили? И Рин, и Цзян сталкиваются с этим, оба – с катастрофическими последствиями. Я рада приоткрыть, что в третьей книге серии будет большой кусок, посвященный Цзяну.

Иллюстрация тайваньской художницы Jung Shan к роману https://www.deviantart.com/jungshan

Рэйн: Рин – одна из самых морально противоречивых героев в книжной истории. Что заставило вас описать такого эталонного антигероя? Есть в ней что-то от вас?

Ребекка: Мне кажется, Рин воплощает мои худшие импульсы. Те, которым я никогда не следовала, потому что – в отличие от Рин – у меня есть работающий моральный компас и эго/суперэго, тогда как Рин – воплощение бессознательного. Мне близки ее энергия, устремленность и решимость – я очень усердно работаю, чтобы достичь уровня, на котором нахожусь, и порой впадаю в крайности, чтобы сделать намеченную работу. Я полностью принимаю безумные методы обучения, которые вы можете увидеть в Синегарде. Но я гораздо лучше справляюсь с гневом, чем наш огненный маленький демон-ребенок.

Рэйн: Если бы ваши персонажи жили в реальности, какую музыку они бы слушали?

Ребекка: Катай бы слушал много классики, потому что находит ее математически интересной, но также под настроение включал бы атмосферные инди-треки. Хотя его любимая песня – Old Town Road. Рин – фанат тяжелого death-metal. Нэчжа делал бы вид, что слушает исключительно классику, но его iPhone открыл бы, что он по 10 раз на дню включает Ариану Гранде. И у Рин, и у Нэчжа в истории прослушиваний общим оказался бы альбом Ланы дель Рэй Ultraviolence.

Рэйн: Предположим, что конец света близок, и вы готовитесь к эвакуации на другую планету. Если бы можно было взять с собой только три книги, что бы вы взяли?

Ребекка: Очень сложный вопрос. К счастью, электронные книги давно решили эту проблему. Но если бы нужно было ограничиться тремя, первой я бы выбрала “В поисках утраченного времени” Марселя Пруста, потому что это чертовски длинный роман в семи томах, а я – читер. Во-вторых, “Цирцея” Мадлен Миллер, потому что эту книгу я могу перечитывать постоянно. И “Диалоги” Платона – там присутствуют прекрасные куски, связанные с отношением Сократа к смерти, которые пригодятся перед лицом конца света и неопределенности будущего.

В прошлом месяце мы с парнем посетили Афины и восхваляли Сократа в агоре. Мой друг изучает философию! Представьте, что едете в агору со студентом-философом! Мы там часы провели. Одна строчка засела в голове: “Но вот уже время идти отсюда, мне – чтобы умереть, вам – чтобы жить, а кто из нас идет на лучшее, это ни для кого не ясно, кроме бога.” (“Апология Сократа”) Насколько же это красиво.

Иллюстрация к одному из романов https://www.deviantart.com/jungshan

Рэйн: Я большой фанат вашего цикла, читать его как кататься на эмоциональных американских горках. Мне просто любопытно: вам нравится постоянно разбивать наши сердца? (слушайте, я была обязана спросить).

Ребекка: Ха-ха. Без комментариев.

Рэйн: Поразительно, что вам удалось написать и опубликовать книги в таком юном возрасте. Можете дать какой-нибудь совет молодым авторам, которые собираются провернуть то же самое?

Ребекка: В книжном бизнесе нет ограничений для возраста автора. Похоже, в наши дни авторы дебютируют все раньше и раньше. Я знаю множество писателей двадцати с небольшим, у которых вот-вот опубликуют книги или они уже вышли. Возможно, это нормально для YA (young-adult), но я не уверена, не видела цифр. Будьте смелыми и отправляйте работы в издательства.

Я заметила ОГРОМНУЮ разницу между качеством моих текстов в 19 (когда я написала “Опиумную войну”) и в 22 (когда я написала “Республику Дракон”). Это трудно признать в юности, но время и опыт создают более зрелого и умелого писателя. Иногда я думаю, не стоило ли мне отложить дебютный роман на несколько лет, но я уже ничего не могу с этим поделать. Издательства одержимы юными талантами, и порой я спрашиваю себя, хорошо ли это для карьеры. Но скажем честно, кто откажется от публикации в 19 лет? Но это не гонка. Публикуйте книги тогда, когда считаете, что получилось хорошо. Остальное последует.

Иллюстрация к одному из романов

Рэйн: Прежде, чем мы закончим, проведем маленький блиц. Циклы или одиночные романы?

Ребекка: Честно говоря, я предпочитаю читать отдельные романы, потому что трудно найти сиквел, который соответствует ожиданиям (надеюсь, мой цикл – исключение, лол). Думаю, и писать я предпочитаю отдельные романы. Писать трилогию было весело, но я готова расправить крылья и заняться новыми проектами.

Рэйн: Прирожденная магия или магия, полученная своим трудом?

Ребекка: Определенно полученная своим трудом. Ненавижу наследственные системы власти. “Звездные войны” и “Гарри Поттер” всегда меня напрягали. Что, если ты не избранный из многих? Насколько же это отвратительно. Бедная Петуния Эванс.

Рэйн: Троп “друзья, которые становятся любовниками” или “враги, которые становятся любовниками”?
Ребекка: Оба. Почему не оба?

Рэйн: Дракон или феникс?
Ребекка: Феникс.

Leave a Reply