17 Oct

Титания Макграт и ее книги

Открыла для себя Титанию Макграт, она смешная. Это пародийный твиттер-аккаунт, созданный стендап-комиком Эндрю Дойлом. Идея была в том, чтобы создать комический образ воинствующей 24-летней активистки, считающей логику блажью. Получилось довольно смешно, потому что Дойлу удалось поймать узнаваемую интонацию неосведомленной нетерпимости, но при этом знать матчать и играть с реальными цитатами из современных активисток. Получается очень весело, несмотря на периодический перехлест.

Любопытно, что Дойл – гей, и под именем Титании он издал две юмористические книги – “Пробуждение: гид по социальной справедливости” и “Моя маленькая книжка про интерсекциональную теорию”. И… я прочитала обе, потому что они очень веселые. На мой взгляд, Титания несет уморительный, но очень точно стилизованный бред, а самое смешное в том, что кое-кто принимает ее всерьез, и абсурд умножается.

Вот некоторые цитаты:

“В детстве первые 6 месяцев меня кормили грудью. Понимала ли моя мать, что я – веган? Да и было ли ей вообще дело? Так или иначе, это было насилием. (…) В возрасте 4 лет я страдала одновременно от анорексии и хронического переедания. Когда два этих состояния возникают одновременно, их очень трудно диагностировать, потому что жертва постоянно ест обычное количество пищи.

Первым знаком того, что ребенку некомфортно в собственном теле, является постоянный плач. Если, скажем, вы выбрали ребенку мужское имя и одели его в голубое, его слезы могут быть признаком гендерной дисфории. Если плач продолжается месяц и более, вам стоит серьезно подумать о блокираторах гормонов. Проводить такие процедуры никогда не рано, даже если ребенок еще в утробе. Я бы посоветовала всем матерям быть очень бдительными – если ребенок в утробе активно пинается, скорее всего это попытка подать сигнал о необходимости транс-перехода.

Хочу поделиться мудростью со всеми молодыми девушками. Неважно, чем вы занимаетесь в жизни, вы всегда жертвы патриархата. Понимание этого – ключ к расширению ваших возможностей. Никогда не позволяйте мужчинам говорить вам, что вы не жертва. Грязный бомж, спящий в канаве, все равно более привилегирован, чем королева Англии.

Любой может стать активистом. Просто добавив радужный флаг на аватарку в Фэйсбуке или пожурив пожилого человека за то, что тот не понял, что такое небинарность,  вы меняете мир к лучшему. Воистину социальные медиа сделали возможным показывать свою добродетель, не делая ровным счетом ничего.

Другая выигрышная стратегия, чтобы выиграть спор, – диагностировать у оппонентов одну из фобий, что означает “чрезвычайно сильный или иррациональный страх”. Не стоит и говорить, что спорить с иррациональным человеком невозможно. Так что когда я решаю, что кто-то гомофобен, бифобен, трансфобен, квирфобен, шлюхофобен, фэтфобен, исламофобен, ксенофобен или веганофобен, это означает, что я не обязана вступать с ними в дебаты.

Когда я повзрослела, то преуспела во всех академических предметах помимо физики, химии, экономики, истории, истории религии, биологии, компьютерных наук и математики. Я быстро осознала, что это произошло не из-за проблем с моей стороны, а потому, что эти области науки – патриархальные конструкты, питающие белые привилегии.

Лучше уж пусть террорист-одиночка меня застрелит, чем кто-то неверно назовет мой гендер.

Дебаты – это форма насилия. Если вы присоединились к клубу обсуждений в вашей школе, вы потенциальный террорист. Когда я обнаруживаю малейшее расхождение во мнениях с кем-то, мне совершенно очевидно, что они – нацисты. Некоторые из них называют себя консерваторами, но я отказываюсь верить, что кто-то искренне может иметь консервативные взгляды.

Представьте, что под свободой речи понимается возможность говорить что угодно когда и где угодно. Именно с таких вещей и началась нацистская Германия.

Если достаточно большое количество феминисток присоединится к ИГИЛу, мы сможем превратить его в прогрессивное движение за социальную справедливость.

Возьмите футбольную сборную Англии: каждый ее игрок – стройный, атлетичный цисгендерный гетеросексуальный мужчина. Меж тем 62% взрослых Великобритании имеют признаки лишнего веса или страдают ожирением. Ну и как это возможно, что команда, которая должна представлять нацию, не включила ни одной “персоны большого охвата” (person of girth, POG)?

Мужчины изобрели науку, чтобы научно оправдать то, что они хватают женщин за сиськи.

Если вы не хотите, чтобы вас подвергали цензуре, просто не говорите неправильных вещей. Все очень просто.

Однажды жил-был президент по имени Авраам Линкольн. Очень немногие знали, что Авраам – транс, но я решила, что она им была. Это известно как “ретроспективный переход” – вы выбираете историческую личность, а затем назначаете им новую идентичность с целью репрезентации меньшинств. Я даже подумываю написать книгу о том, как древнегреческие философы на самом деле оказались группой черных лесбийских веганов-повстанцев.

Лавин прекрасно показала, что “большая часть мужчин видит женщин как отдельный, низший вид, даже если они так и не говорят”. Для большинства из них женщины “находятся вне барьера эмпатического сопереживания”. Что мне нравится в Лавин, так это не только то, что она жесткая феминистка, но также то, что она способна читать мысли всех мужчин.

Элла Уэлан написала: “Постоянно описывая женщин как слабых и уязвимых, каждым своим шагом современный феминизм унижает женскую независимость”. Вот ведь злобная сука.

Один из моих других методов – объяснить точку зрения с помощью языка интерсекциональной феминистической теории. Например, вместо того, чтобы сказать “Гетеросексуальные белые мужчины – зло”, можно просто сказать: “Вам стоит перестать делать мейнстримом нормализацию гетеро-эпидемической андроцентричной гегемонии с помощью коммодификации черной идентичности в прокси-фашистской оппозиции к социополитически маргинализованным”. Правые фанатики редко подкованы в подобной терминологии, так что им придется сдать назад.”

Очаровательно. И так – целую книгу. В короткой форме (твиты) Эндрю Дойл работает лучше, но все равно можно посмеяться.

Leave a Reply