22 Jul

интервью с Ребеккой Куанг: боевые корабли, Платон и антигерои

В связи с выходом “Dragon Republic” Куанг на русском бегло перевела ее интервью блогу Bookdragonism.

Ребекка Куанг

Рэйн: Я прочитала “Опиумную войну” много раз, но она все равно заставляет сердце биться чаще, потому что ЭТО феноменально. Насколько труднее писать сиквел к такой эпичной первой книге? В чем особенности работы над “Республикой Дракон”?

Ребекка: Спасибо, очень приятно. “Республику Дракон” писать было намного сложнее, чем “Опиумную войну”. “Синдром второй книги” действительно существует, и это отстойно, потому что когда первую книгу хорошо приняли, сразу поднимаются ставки. Я ужасно испугалась, что подведу читателей, но использовала страх как топливо. Читатели так тепло отнеслись к “Опиумной войне”, что я очень хотела дать им новую книгу, которую они заслужили. Read More

08 Jul

Джесса Криспин “Почему я не феминистка”

Совершенно случайно наткнулась на книгу Джессы Криспин, редактора не так давно закрытого сайта Bookslut, “Почему я не феминистка”. Криспин феминистка, но, насмотревшись на соцсетевой неофеминизм, решила напомнить о революционных истоках. Она считает, что феминизм прогнулся под давлением капитализма, став клубом по интересам, для принадлежности к которому достаточно купить футболку c надписью “Я феминистка”,  но ничего не изменить по существу. Также она не считает ответом продвижение  по карьерной лестнице, чтобы почти полностью откупиться от ограничений патриархата.

С ее точки зрения женщины на ступеньках жесткой иерархии, созданной современным капитализмом, никакой пользы женщинам как массам не приносят. Вот уж не соглашусь –  бизнес-леди своими качествами показывают пример, что так можно, создают конкуренцию мужчин и женщин на хорошо оплачиваемых должностях, а также приучают к наличию женщин на разных рабочих местах, упрощая путь другим.

Однако в глобальном смысле Криспин права. По Криспин мантра “нам нужно больше женщин в управлении” не имеет смысла, потому что женщины в управлении такие же bitches, как и мужчины. Капиталистическая конкуренция улучшает положение ряда женщин, но не склоняет к доброте и душевной щедрости, а для Криспин как идеалистки феминизм должен быть не просто инструментом освобождения, но и дорогой к другому, более приятному для жизни миру. Read More

05 Jul

интересные ссылки #11

Прекрасная длинная статья о лабиринтах в играх от Джеронима – https://cvlh.io/articles/labyrinths-mazes-rhizomes

Статья про то, как журналисты N+1 пытались обмануть алгоритм распознавания лиц Facefind https://nplus1.ru/material/2020/03/03/facial-recognition?

Классная статья про длинные фэнтези-циклы – https://www.mirf.ru/book/samye-dlinnye-fentezi-cikly/

Джордж Мартин о фанфикшне: https://7kingdoms.ru/2010/martin-rassuzhdaet-o-fanfikshene/

 

20 Jun

интервью с Тэмсин Мьюир: dark fanfiction и некромантия

В качестве противовеса старикам перевела интервью Тэмсин Мьюир с Three Crows Magazine: http://threecrowsmagazine.com/tamsyn-muir-interview-there-is-a-lot-of-blood-on-my-dance-floor/, добавила немного комментариев о незнакомых русскоязычным людям вещах.  Мьюир обожает фанатское творчество, но при этом свои границы есть и у нее. Для нее фанфикшн стал щитом, укрывшись которым она смогла описывать скрываемую травму.

– Начнем с простого: кто такая Тэмсин Мьюир?

– Это самый сложный вопрос. В отчаянии я погуглила “кто такая Тэмсин Мьюир” на случай, если у кого-нибудь были идеи, и благодаря какой-то ошибке перевода нашла это:

“ТЭМСИН МЬЮИР – это омерзительность”.

Мне чертовски это понравилось, стоит печатать на визитках. Я имею в виду, что определение не является неправильным, хотя и упускает некоторые нюансы.  Кто я? Я вроде как отчаянно осматриваю комнату, чтобы обнаружить намеки на ответ, и в итоге я зациклилась на том, что в моем музыкальном плейлисте все еще висит трехминутный техно-ремикс на Hamster Dance. Он тут с 2005 года. Я дико ленива или тоскую по ранним нулевым?

Я послушала его, и он разделился на “Cotton Eye Joe” посередине, так что ответ – дико ленива. Это ужасно. Это не очень хороший ремикс. Уродство полное.

– Каково было вырасти творческой лесбиянкой? С какими трудностями вы столкнулись?

– Я выросла в довольно консервативном обществе, над которым висели тени лесбийских семейных смертей и травм. Моя двоюродная бабушка – бутч старой школы, которая пережила много несчастья, и её история передавалась в семейном кругу как доказательство трагедии жизни гея. Кузина покончила с собой примерно тогда, когда я призналась в своей сексуальности.  Мой собственный coming-out был трудным в том смысле, что я еще не нашла подходящих слов, чтобы об этом говорить, хотя мой старший брат, перед которым я “вышла из шкафа” в 2001 году,  оказался таким очаровательным, таким любящим и таким слащавым, что любой зритель заболел бы кариесом.

Но к наступлению 2000-го я знала, что я лесбиянка, а конец девяностых для признаний был не лучшим временем. Я рассказала об этом в школе, вышло ужасно. Однажды я что-то вякнула в ответ на издевательства, так из меня все дерьмо выбили – учитель ненадолго вышел из аудитории, и весь класс где-то с минуту наблюдал, как меня бьют головой о парту. Там были дети, которых я знала с восьми лет. Никто не сказал ни слова, пока это происходило, никто не двигался, никто не подошел ко мне после. И я никому не жаловалась из-за гордости и, возможно, из-за небольшого сотрясения мозга.

Read More

15 Jun

писатели, которые не любят фанфикшн, и проблемы потребителя

Фанфикшн или попросту фанфики – это творчество фанатов известных книг, сериалов или игр, в которых фанаты берут созданных другими авторами героев и часть мира, чтобы написать с их помощью свою историю. Читатели, влюбленные в героев, пытаются продлить ощущение от книги и пользуются исходным материалом, чтобы удовлетворить свои желания.  Они либо сбрасывают сексуальное напряжение напрямую (герои книги в их руках занимаются разнообразным сексом), либо описывают альтернативное развитие событий, которое им нравится больше (любимый герой не умирает, герои, нравящиеся читателю, женятся, ненавистных ему убивают или насилуют и т.д.).

С точки зрения анализа сексуальности фанфики представляют немалый интерес. С точки зрения литературы это безвкусное и безграмотное заимствование, а порой прямое издевательство над книгой, героями, их характерами и языком. Так как проработка стиля, точного характера и линии развития сюжета, которая кажется писателю оптимальной, занимает много времени, у любящего свои книги автора чужие поделки вызывают боль.

Современная масс-культура считает фанфики признаком популярности исходного произведения (а популярность – это хорошо),  а уважение к создателю – опциональным. Это порождает глобальный раскол между создателем и фанатами. Фанаты при этом могут разнообразно паразитировать на исходном творчестве, вкладывая небольшой труд, а потому быстро забывая, что результаты читают исключительно потому, что там используются знакомые имена и миры. Это касается не только фанфикшна, но и вещей, на которых я подробно останавливаться не буду, – например, ютуберов, зарабатывающих на косплее, обсуждениях чужой вселенной, квизах по чужой вселенной, т.е. на сугубо тематических каналах, интересующих пользователей исключительно из-за мира и героев Роулинг, Мартина и так далее.

Исходным импульсом всегда служит любовь, но там, где талантливые авторы направляют ее на создание своих вещей, здесь она превращается в своего рода эмоциональную наркоманию или работу кривым зеркалом исходника.  Нередко потребителя одолевает ревность к автору, он хочет присвоить любимое – и теряет границы.

Джордж Мартин

Недавно был переведен текст Джорджа Мартина о том, что он думает о фанфикшне – https://7kingdoms.ru/2010/martin-rassuzhdaet-o-fanfikshene/. Мартин выступил против фанфиков, упирая на старомодную защиту прав автора и на то, что ему банально неприятно видеть то, что люди делают с героями, которых он любит. В ответ Мартин получил ненависть фанатов, считающих, что писатели должны молчать, пока девочки заставляют суровых героев изрекать сентиментальные пошлости или насиловать друг друга. Это желание не только развлекаться (что нормально), но и обязательно сохранить иллюзию важности, заткнув автора, широко распространено. Read More

14 Jun

“девочка с зеркалкой” и ее модель

Наткнулась на то, как Илона Юдина, автор сообщества “Девочка с зеркалкой”,  снимает своего знакомого Максима Никонорова. Очень красиво. Намек на покорность эксплуатируется так же, как неприступность, и результат притягивает.  Немного наивности, немного опасности юности. Человек становится персонажем, обычный парень меняет лица – и превращается в героя воображаемой истории. Спасибо ребятам за работу.

Read More

11 Jun

сакура

Прекрасное видео с оленями, на которых падает сакура:

А это сад из сакуры с дрона, очень красиво:

11 Jun

лоботомия, Фримен и Ховард Далли

Разбиралась, как выдают Нобеля, и наткнулась на книгу Китинга “Гонка за Нобелем”. Он там пишет вот что:

“В 1949 году Нобелевская премия по физиологии и медицине была присуждена Антониу Монишу «за открытие терапевтического эффекта лоботомии при некоторых формах психических заболеваний», что привело к популяризации этого метода, несмотря на его сомнительные этические последствия. (…) Даже премия мира, которая ближе всего была сердцу Альфреда, запятнала свою репутацию награждением в 1973 году двух главных поджигателей войны во Вьетнаме, а в 1994 году — палестинских и израильских лидеров, которые едва ли внесли существенный вклад в «снижение численности существующих армий», как это сформулировал Альфред.”

Забавно, особенно про лоботомию. Вот хорошая статья на эту тему – https://nplus1.ru/material/2020/01/03/lobotomy Но сам Монишу был очень интересным человеком, занимал важные политические посты – https://indicator.ru/medicine/egash-monish-lobotomiya.htm и до лоботомии разработал действительно полезную вещь – рентгеноконтрастную ангиографию. Но Нобеля ему дали не за нее.

Read More

29 May

Татьяна Шорохова и Мария Кувшинова против “ДАУ”

Решила написать про ситуацию Татьяны Шороховой и Марии Кувшиновой, критиковавших “ДАУ”, потому что вижу много недопонимания.

Что случилось?

Хржановский,  более 10 лет занимавшийся проектом “Дау”, первоначально основанном на сценарии Сорокина про Ландау,  показал небольшой кусок материала на Берлинале.  Выяснилось следующее: получив деньги на проект, Хржановский быстро отбросил единый сценарий и перешел от экранизации жизни физика к бессюжетному гибриду реконструкции СССР и Стэнфордского тюремного эксперимента. Результат его труда – длинное реалити-шоу с элементами фикшна в любовно подобранных советских декорациях, причем ряд происшествий на съемочной площадке нарушал закон или специально создавались условия для вспышек насилия. Алкоголь являлся катализатором части ситуаций, многие сцены сняты с изрядно пьяными людьми, множество участников – не актеры.

За прошедшие за время съемок годы общественная мораль изменилась. В результате ряд сцен восторга у публики не вызвал. Например, сцены, в которых неоднократно осужденный нацист Тесак отрезает голову живой свинье посередине комнаты, момент, где бывший тюремщик угрожает запихнуть бутылку в перепуганную голую женщину (или это происходит),  где плачут неизвестно откуда взятые младенцы или бывший агент Курентзиса Алексей Трифонов пытается заняться сексом с еле шевелящимся женским телом, говорящим “Нет”.  При таком контексте отдельно доставляет факт привлечения детей из детского дома для съемок. Read More

17 May

Анита Блейк как фальшивый символ секс-свободы


После марафона Лорел Гамильтон трудно не думать о прочитанном. Бегло перевела текст Anita Blake: Faux Champion of Sexual Agency . Фем-взгляд часто обостряет, но многое разделяю:

“Множество людей, особенно экс-фаны серии Лорел Гамильтон про Аниту Блейк, стали в дальнейшем ее суровыми критиками, особенно после “Нарцисса в цепях”. До этой точки Анита была сильной, целеустремленной женщиной, она создавала собственные правила и принимала решения, она была главным персонажем собственной жизни. У нее имелись свои недостатки и идеальной Аниту не назовешь, но она оставалась сильной личностью в богатом, разнообразном мире с интересными и порой поразительно глубокими проблемами.

Но затем в серии появился ardeur, после чего каждую книгу сопровождала бау-чика-вау-вау порно-музыка. Сценарий и мир уступили место сценам случайного секса и необязательным и не всегда особенно возбуждающим оргиям, которые неожиданно давали героям новые магические силы (протрахайся на уровень вверх!), и люди разочаровались, что такая великая серия деградировала в забаву с отсутствующим сценарием.

Ответом на критику стало обвинение в том, что критики – ханжи, настроенные против проактивной, могущественной женщины, и что никаких претензий не возникло бы, если бы протагонист был мужчиной. Это просто стыдно, потому что ответ упускает главную суть жалоб – это завораживающая серия книг, в которых и сценарий, и развитие персонажей пущено побоку. Я не возражаю против Мередит Джентри – потому что в этой серии втискивание крох сценария между бесконечными секс-сценами и “протрахиванием” на следующий уровень магии начались сразу с книги 1.

Но давайте посмотрим поближе на этот тезис: Анита – сексуально проактивная женщина. А это правда так? У меня есть большие сомнения на этот счет. Read More