29 Jun

Facebook как воплощение ада

Самое ценное, что дает Сеть, – это информация, свобода выбора собеседников и (условная) анонимность. Cтремление людей заполнять данные о себе в соцсетях и постоянно находиться на связи мне не нравится.  Но это отношение к поведению людей, а не к соцсетям в целом, ведь сети – это инструменты. Однако есть две соцсети,  к которым у меня стойкое отвращение,  – это Instagram и Facebook.

Read More

27 Jun

Вторая мировая: женщины и вов

“Отдать жизнь за Родину, за Сталина, за свой взвод, за исполнение долга, за друга, за любимую женщину, – как это было естественно и органично для творческого человека на войне. Каким глупым ребячеством казалось все это пьянствующим, подсиживающим друг друга, редко бывающим на передовой, купающимся в орденах и наградах развращенным штабным бюрократам, слепым исполнителям поступающих сверху приказов.” (Рабичев)

В последнее время сплошные командировки, и  я в самолете прочитала большое количество книг о ВОВ, в том числе  три известных работы,  рассказывающие о войне без фальшивого блеска,  – “У войны не женское лицо” Алексиевич,  “Воспоминания о войне” Никулина и “Война все спишет” Рабичева.  Любая война – это бессмысленное и отвращающее прокручивание людей в фарш. Время запредельного скотства и запредельного же героизма. После окончания любых войн их результаты трактуются, как удобно в конкретном контексте (у нас, например, ВОВ превратилась в парадную разновидность религии ), пишутся мифы, но реальность обычно отвращает.  Раньше я читала и мемуары наших, и мемуары немцев, включая испуг перед русскими у Эрнста Юнгера, но таких откровенных впечатлений от войны не встречала.  Все три стоят внимания, хотя книги Никулина и Алексиевич дают лучший охват, чем Рабичев.

Прочитанные книги поражают мощным, страшным макабром. Это как сцена контузии в “Иди и смотри”, звон в голове, полное погружение в ужас.  Никакое темное фэнтези, никакие фантазии на тему гибели, нагромождения трупов,  не могут превзойти реальность. Особенно в этом ключе мощно читается Никулин.  Гигантоманские картины смерти и разложения, невозможно читать  – и невозможно перестать. Но даже больше  картин боев меня поразило отношение к женщинам.  Про групповые изнасилования  немок до смерти  при полном одобрении офицеров и смех бойцов-женщин  – это как-то логически можно понять как компенсацию, месть остервенелого  солдата после нескольких лет фронтового безумия. Кто знает, как бы мы вели себя в такой ситуации? Предугадать сложно.  Многие бойцы выступали против или, понимая, что не могут остановить преступление,  устранялись, но изнасилования и убийства в Германии происходили часто.  Это мерзко  (интересно, что два автора-мужчины описывают эти картины, чтобы освободиться от увиденного или учиненного по ошибке) ,  но меня другое удивило  –  отношение к собственным, русским женщинам.

Во время войны ситуации складывались разные, люди показывали и хорошие, и отвратительные стороны. В этом смысле хороша книга Алексиевич, в ней трогательное соседствует с ужасным. Однако прослеживается неприятная тенденция, о которой я и подумать не могла. В трех или четырех книгах указано, что 17-18-летние девушки, как и парни, люто рвались на фронт, им хотелось “биться с немцем”.  Кому-то из них везло – и окружавшие их бойцы девушек защищали, любили, делая напоминанием о мире; происходили трогательные истории.  Но многие женщины вместо того, чтобы стать героями, превращались в “походных жен” офицеров, т.е. их просто насиловали, пользуясь служебным положением, а затем склоняли к проституции.  Они соглашались поневоле, т.к. быть под офицером все же лучше, чем если к тебе ночью ходит, кто попало, а сбежать – нельзя. О таких ситуациях в разном ключе упоминается во всех трех упомянутых книгах.  Я неприятно поражена.

Read More

12 May

привилегированная каста верующих

Уже писала об этом, но прямо свербит. Неконституционным законом об оскорблении чувств верующих все люди разделены на две неравноправные части: верующие и все остальные. При этом верующие имеют законодательное превосходство над атеистами, тогда как последних ничего не защищает. Закон встает за размытые “чувства верующих”, а оскорбить их может все, что угодно.  При этом то, что оскорбляет здравый смысл или “чувства” другой части общества, не учитывается.  Все, сказанное против религии, даже ее осмысленная критика, безусловно может оскорбить “чувства верующих”.  И это хорошо, потому что пребывать в иллюзиях опасно. Судя по показаниям свидетелей, им неплохо бы таблеток попить, потому что их до слез и истерик оскорбляет все подряд. Однако закон так не считает.

Суд начинает заниматься не реальными нарушениями, а карает заключением в тюрьму за такую неопределимую вещь как “оскорбление чувств”.   Это очень сильно подрывает авторитетность  российского УК и судов, а значит власти в целом.  Оскорбляются эти чуваки даже тогда, когда люди репостят то, с чем не согласны.  Поклонская оскорбляется, когда люди рассказывают о любовных связях Николая II. Разнообразные городские сумасшедшие оскорблены жизнью в целом. Лже-моралисты опечалены с утра до вечера. После того, как Pussy Riot заключили в тюрьму на два года за типичную административку, выделив “чувства верующих” в нечто сакральное и освежив в памяти офигевших людей положения трулльского собора,  становилось только хуже и хуже. Сейчас “оскорбление чувств верующих” используется тогда, когда нужен повод закрыть любого человека.

Соколовского приговорили к 3.5 годам условно за ролики и ерническое высказывание своего мнения по разным вопросам. 3.5 года! В обвинительном заключении судья сказала следующее:

По мнению судьи, Соколовский «формировал негативный образ верующих», а также задел «чувства приверженцев христианства и ислама через отрицание существования Бога».

Верующие сами отлично справляются с созданием своего негативного образа. Т.е. говоря, что бога нет,  оказывается, можно загреметь в тюрьму или попасть на штраф. Это настолько абсурдно в 21 веке, что я просто выворачиваюсь наизнанку, совмещая сегодняшний день и эту безумную чушь. Представляю, как верующие оскорбятся, если процитировать Ницше с его “Бог мертв”, или если им книгу Хитченса почитать.  Если верующие имеют право отправлять свои культы, то неверующие имеют право это критиковать или над этим посмеиваться (и наоборот). Закон же беззастенчиво и грубо вмешивается в жизнь  и создает атмосферу страха.

Я все, что думала о религии, уже описала в “Отступнике”, т.к. в художественной форме выражать мнение пока неподсудно.  Но церковь всегда продолжает наступление, стоит дать слабину, потому что ее конечная цель  – религиозная диктатура, полный контроль над человеком с самого детства, управление его жизнью, его досугом, его желаниями.  РПЦ это доказывает по всем фронтам, отжимая недвижимость, застраивая церквями все свободные участки, влезая в школы, влезая на тв, влезая в законодательные инициативы и туда, где ей не место. Это предельно опасный для любого разумного человека процесс.

Арт-группа Война уже давно обрисовала происходящее блестящей акцией “Мент в поповской рясе”:

Особенно доставляет вот эта добавка того, что вменяется Соколовскому:

Намеренная дезинформация аудитории с целью создания негативной установки, что в России господствует мракобесие и произвол

Ну, вообще-то да,  господствует вовсю  =)   Хотя бы потому, что его осудили за то, что он “противопоставил себя обществу” и “негативно высказывался о государственном строе РФ, о политической структуре”, как  будто человек не имеет права все это делать. “Противопоставлять себя обществу” – обязанность молодняка и любого творческого человека, это его освежает. Еще там что-то было про традиции, священные семейные узы и прочее, от чего окончательно начинает поедать ярость.  Менты, вооружившиеся крестами и следящие за следованием размыто подаваемой морали,  главная из которой – стоять на коленях перед начальством, – это пугающая картина.

03 Apr

сексизм и писатели

Не секрет, что если автор книги – женщина,  текст либо относят к романтической прозе, либо критикуют, находя женские черты там, где их нет. В каждой ситуации или персонаже ищутся стереотипные половые недостатки при том, что многословие, сентиментальность, рыхлость текста и проч. свойственны авторам независимо от пола. Когда те же самые штрихи или расклады присутствуют в текстах мужчины, им чаще ищут объяснение и пытаются разобраться, почему выбраны именно такие методы, именно такие схемы.  Ведь черты характера или ситуации появляются в тексте неслучайно.  Однако в книге автора-женщины не понравившиеся или непонятные вещи вытекают из пола, а все достоинства приписываются редкой удаче – типа, чика поднялась над собой (кое-как).  По этой причине, например, серьезный русфант с женскими именами на обложках плохо продается (за редкими исключениями).  В фэндоме есть четкие представления о том, что женщина писать может, а что – нет.  Скажем, слышала утверждения, что киберпанк – не женский жанр, боевик, научная фантастика и пр.  Все это дикость, конечно.

У нас была довольно интересная дискуссия на эту тему с Еленой Бычковой и Натальей Турчаниновой.  Елена с Натальей являются частью команды, которая выпускает книги под именем Алексея Пехова.  Трио Алексей-Елена-Наталья оказалось очень работоспособным, за счет чего у книг масса фанатов, серии издаются в Германии и США.  Каждый участник команды талантливый автор, что доказывают их сольные работы, а сотрудничество позволяет им держать темп выпуска книг. Однако, несмотря на то, что Алексей неоднократно заявлял о том, что книги они пишут вместе, а квалификация соавторов не вызывает вопросов, многие читатели не оставляют попыток найти женские куски текста, точно уверенные, что вот же они – это там, где про любовь! Все, что кажется им неудачным в текстах, приписывается женщинам, тогда как все удачные моменты – Алексею.  И, естественно, читатели попадают пальцем в небо. Постоянно. Потому что тексты хороших авторов не имеют маркера пола.  Это было бы смешно, если бы не повторялось с каждой книгой.  Безусловно, такое отношение к авторам-женщинам несправедливо.

Read More

13 Mar

писатели и сеть

Иллюстрация к роману “Отступник”

Жизнь, если ее проживать активно, дает возможность посмотреть на вещи с противоположных точек зрения. Вот ты страдаешь от любви, а вот уже самому приходится искать слова для вежливого отказа. Вот ты работник, который считает, что его босс – психопат, а вот ты сам босс, который поражается лени подчиненных, ну и так далее. Роли постоянно меняются. Сейчас я вам объясню, почему периодически писатели в сети слетают с катушек. Возможно, это поможет смотреть на мир немного шире.

На днях я испытала тот самый гнев, который периодически охватывает отечественных фантастов и заставляет их пытаться изъять свои книги с пиратских сайтов. Выглядят они при этом глупо и кричат, что их обокрали. Они вызывают у народа усмешку, потому что люди считают, что книги принадлежат им заранее, что это нечто вроде всеобщего права на информацию. Я тоже всегда усмехалась. После первой книги и первого гонорара я поняла, что писательством заработать невозможно. Редко пишущие, непредсказуемые писатели, а также писатели, не издающие серий и не имеющие популярности, заработать себе на жизнь этим трудом не могут, а потому пираты у них, в общем, ничего не крадут. Для неизвестного писателя создание книги – это процесс, не приносящий никакой прибыли, поэтому очень важно собственное удовлетворение от проделанной работы. Для известного писателя пиратка – это потенциальная потеря денег, это уменьшение продаж тиража, что в будущем уменьшает размер и тиража следующей книги. Неизвестного же писателя и так издают комическим тиражом,  ему плевать. Т.к. издательства не рекламируют книги неизвестных писателей, узнать о таких книгах читатель, не разыскивая специально, просто не может, а так хоть скачает случайно. К тому, что пиратка моей книги в сети оказывается раньше, чем у меня, я отношусь философски. Однако когда твою работу не просто выкладывают, а реально ее портят, – вот это задевает.

Невероятно вспылила, когда на Flibusta.is выложили версию “Отступника” с вырезанными картинками. Когда человек создает что-то, у него в голове существует образ того, как созданное должно выглядеть. Скажем, если Данилевски пишет “Дом листьев”, то он хочет, чтобы его головоломки располагались так, а не иначе. Если, не знаю, Гейман издает “Коралину” в виде комикса, он хочет, чтобы картинки находились на своих местах. Если Вестерфельд издает “Левиафана”, он подбирает иллюстрации и планирует внешний вид своей книги. Я задумывала “Отступника” с крутыми рисунками, мне хотелось сделать что-то атмосферное, красивое. Я специально позвала художницу, имеющую опыт создания отличных комиксов за плечами, два года мы переписывались, то я соглашалась с видением Хеллштерн, то мы обсуждали варианты, иногда переделывали. Я, конечно, самостоятельно оплатила эту работу ( и стоимость работы в разы превышает гонорар за книгу), чтобы получить нужный результат. Мне стоило некоторого труда организовать включение рисунков в книгу в серии, где это обычно не делается, именно потому, что рисунки являются обязательной частью книги, частью задумки. Они просто должны были там быть. Даже при таком внимании к процессу возможны неприятности – к сожалению, издательство по какой-то причине включило ч/б, а не цветные иллюстрации в электронную версию, как мне изначально хотелось, но все же это приближающаяся к нужной версия книги. Столько возни, работа над текстом, работа над рисунками. И вот книжка выходит. И что вы думаете? Какой-то засранец на флибусте просто решил, что нужна облегченная версия книги – и вырезал иллюстрации, сделав вариант без рисунков! =(

Впору устроить сеанс ненависти в духе Миши Тифарета.

11 Sep

визуальные новеллы

Послушала подкаст про визуальные новеллы у Галенкина : http://galyonkin.com/2016/05/26/149-vizualnyie-novellyi/.

Высказаться участникам практически не удалось, но за тему  – спасибо. Визуальные новеллы в России – это крайне специфическая ниша, удел фэнов, т.е. аудитория очень мала, но тем интереснее было получить знания от тех, кто храбро этим занялся. К сожалению, информации в подкасте крохотное количество. Из полезного: прозвучала отличная мысль о том, что сценарист VN должен хорошо писать пьесы (все характеры и действие, все расклады подаются через диалоги и персонажей, т.к. читать листы твоего текста никто не станет).  Выборы стоит прописывать, отталкиваясь от изъянов в знаниях персонажа, а не со стороны наблюдателя – тем интереснее сюжет и ощущения. Но это требует мастерства. Интересные мне мысли поступали от Андрея Князева, которого из-за манеры речи и тематик обозвали претенциозным психопатом. Возможно, это так, но он эрудирован, читал Беккета и Элиота,  и… сделанный им продукт весьма хорош.

yulya

Поразил меня другой человек, неопытный автор небольшой новеллы, обливший презрением симуляторы свиданий, отоме и заодно такие сюжетно мощные игры, как Mass Effect/Dragon Age,  за возможность развивать отношения с персонажами. Все это парень с ходу отнес к отбросам “для девчонок”, причем сам факт учета женской аудитории вызывал у него возмущение.  Критика девушек, любящих романтику, в контексте визуальных новелл дико смешна. Первые визуальные новеллы – это романтичные гаремники, где пацану нужно выстраивать отношения с девушкой, проходя через некоторый набор хуков сюжета, или трахнуть кого-то из излюбленных типажей. Очередной школьник пускает слюнку на аниме-груди. Т.е.  визуальные новеллы и выросли из симуляторов свиданий, которые он презирает. А разницы между гаремом для пацанов и гаремом для девчонок нет, разве что секса девам выдают значительно меньше.

Хорошую игру определяет не жанр, а качество  – был ли стоящий сюжет, проработаны ли характеры, проч. Но с точки зрения говорившего гарем для парня – это искусство, гарем для девушки – повод фыркать. Пример слепых зон в восприятии, когда предубеждение мешает понимать собственную неправоту, создает в восприятии воинственную несимметричность, которой изначально не существует.  Высказавшегося не поддержали, Галенкин смущенно привел несколько любопытных примеров, но позиция парня удивляет именно неумением сравнивать. Такое брюзжание было слушать стыдно.

По итогам подкаста я решила сыграть в игры всех представленных людей, т.к. интересно, что делают русские разработчики.

Левиафан: последний день декады
leviathan
Read More

09 Aug

отоме и free-to-play

Покупка смартфона на Android взамен Nokia Lumia 1020 (Windows Phone) открыла для меня дивный новый мир разнообразных приложений вроде Vivino – и ряд отталкивающих явлений, одним из которых является раздражающий фри-ту-плей в мобильных играх, особенно его бесчеловечная модель, выработанная для визуальных новелл.  На WP все просто: приложений кроме базовых практически нет. Нет нормального VPN, нет удобных прокси, нет стоящих игр. Сама по себе Lumia удобна, но вот эко-система ее крайне бедна, и это обесценивает телефон при всех достоинствах, потому что помещает пользователя на периферию эволюции. Мне кажется, Windows Phone должны выбирать отшельники. Меня же добило отсутствие приложений для Coursera и EdX. Даже Skype там дико убог. Просто подумайте об этом – на Андроиде Skype может делать все, тогда как в WP, родной системе для Microsoft, дела обстоят не так радужно. В 2016м году. Не знаю, что на это сказать.

Вернемся к играм. Я впервые столкнулась с фри-ту-плей моделью в MMO, где поверх того, что ты можешь получить последовательным гриндом, предлагались различные платные опции и лут. На мобильных платформах фри-ту-плей полностью доминирует над стандартной моделью продажи игр. Идея заключается в том, что ты ставишь игру и проходишь обучение или первый уровень бесплатно, затем ты должен заплатить за улучшения, продолжение или за снятие искусственных ограничений (самая раздражающая вещь). Обычная система оплаты покупки в мобильных играх не прижилась, т.к. люди изначально не были готовы платить за развлечения на телефоне, кроме того сам мобильный формат предусматривает короткие игровые сессии и своеобразный геймплей. Но в итоге тебя разводят на значительно большие бабки, чем это произошло бы в случае игры с четко определенной стоимостью, поэтому фри-ту-плей не оставляет шанса многим разработчикам, которые хотят, чтобы все было по-честному. Фри-ту-плея будет становиться все больше и больше, т.к. это почти стандарт.

Но про фри-ту-плей существует масса отличных материалов, я не собираюсь с ними конкурировать.

  1. Монетизация мобильных игр
    – отличный, емкий материал про распространенные механики фри-ту-плея
  2. Тег “free-to-play” у Галенкина: http://galyonkin.com/tag/free-to-play/
  3.  Про жуткий фри-ту-плей в азиатских играх: http://www.gamasutra.com/blogs/RaminShokrizade/20130626/194933/The_Top_F2P_Monetization_Tricks.php(eng)
  4.  Про то, как должен выглядеть “этичный” фри-ту-плей, не вызывающий у игрока судороги ненависти: http://www.gamasutra.com/view/feature/207779/ethical_freetoplay_game_design_.php?print=1

У меня же подгорело от того, как фри-ту-плей мутировал в мобильных визуальных новеллах. Исследуя рынок из-за идеи сделать мобильную VN, я поиграла в ряд игр и столкнулась с неразрешимым противоречием. Визуальная новелла сама по себе представляет текстовую историю, крайне дешева в разработке (Ren’Py), а уж однообразные отоме, в которых девушке предлагается соблазнить разделенных на стандартные типажи мужчин, так и вовсе стоят копейки (дорог только арт, которого немного). Как выглядит фри-ту-плей в этом случае? Я расскажу. Read More

14 May

проклятье рифмы

Попала случайно на статью про молодых поэтов, где ребята описывают свой взгляд на жизнь и на создание текстов. Все они пишут верлибром, причем даже неритмичным,  что отвращает народ,  но читать их взгляд на мир и поставленные задачи весьма интересно. А вот комментарии! Еба! Каждый комментатор ернически написал, что там нет рифмы, а значит это не стихи. Словно к доске вышел за пирожком.  Но самое любопытное, что каждый второй пытался выразить яростное презрение к наглым, зарвавшимся поэтам-негодяям… откровенно дерьмовыми стихами. Один здравомыслящий парень, Яков Марков, возмутившись этим, изложил довольно крутую мысль, которая раньше не приходила мне в голову.

Мысль заключается в том, что все знания о стихах закладываются людям в школе, причем школа для подавляющего большинства остается единственным местом, где люди узнают про поэзию и ее читают.  В этом смысле школа имеет полную монополию на поэзию в уме обывателя,  и человек намертво запоминает, какими должны быть “настоящие стихи”.   “И если в будущем профессиональный или личный интерес не приводит человека к поэзии и не заставляет читать что-то кроме классиков XIX века (это без какой-либо попытки их умалить), человек так и остаётся с представлением «поэзия — это в рифму и красиво». Между тем, современные стихи можно (и нужно) точно так же воспринимать на уровне эмоций (…) Мешает не какая-то заумность современных стихов — она может иметь место, но она была и у классиков — а простая привычка и «формочка», в которую мы пытаемся вместить поэзию.”

И ведь серьезно: реакция комментаторов статьи – это реакция ученика-середнячка, который увидел, что кто-то написал “дважды два – пять” и последующий восторг от обнаружения “ошибки”. Типа, “ребзя, это не поэзия ваще, там же рифмы нету,  нас обманывают”.

Read More

28 Mar

дети-404

Читала книгу  (pdf)  автора проекта “Дети 404” с письмами гомосексуальных подростков, где они рассказывают о своей жизни. И случилось “время охуительных историй”:
 
“Так уж вышло, что со своей любимой супругой я познакомилась… в роддоме. Мы лежали на сохранении в одном роддоме, в соседних палатах. За пять дней я успела влюбиться с первого взгляда, засмущаться, пригласить ее «в гости в палату» на чай, успела даже попытаться сбежать от судьбы и выписаться из роддома, не сообщив прекраснейшей своего номера телефона. Но прокрасться не получилось.
 
Очень забавно. Сразу вспомнила фильм с Пайпер Перабо  “Представь нас вместе”,  где чика прямо на своей свадьбе влюбляется в цветочницу, которую играет Лена Хэди.  Можно шутить по поводу долгосрочного планирования.
 
В целом в книге веселого мало, это хтонь про крестьян с вилами. Куча сутулых суровых мужиков и женщин засучивает рукава и убивает своих детей, которые по глупости пытаются рассказать  о том, что love will tear us apart.  Люди выгоняют бедолаг в сорочке на улицу на мороз или не выпускают из дома, пытаются изгонять дьявола, угрожают смертью, избивают, а особенно вызывают омерзение учителя, которые фактически возглавляют травлю детей в школе. Над ними издеваются, а после попыток самоубийства говорят:  “Что, думаешь, все рады, что ты выжила?”.  Любопытно также, что первая мысль у преследователей  – “наказать” гомосексуалиста изнасилованием.  Логика такая: “Ты проклятый гомосек, это мерзко и против Бога. Вот тебе мой член, малыш. О да, о да.”
 

Read More

24 Feb

война и мир

Смотрю и ржу. Группа англосаксов находит Мытищи:

Прекрасно же!

Моя сильная нелюбовь к классической русской литературе заключается в том, что она вся рассказывает о  затхлой и скучной жизни, о героях, которые маются и не могут найти выход, а если нормальный герой случайно встречается, то авторы дарят ему только гибель, разочарования или  постепенное увядание. В принципе, об этом уже писал Лимонов, и я продолжаю придерживаться примерно такой же позиции.

“Русская классика: Достоевский, Чехов, Толстой и господа литераторы помельче состоит из тысяч страниц охов, плачей, стенаний. В ней мокро от слёз, противно от сумерек. Собачья старость чеховских героев, их тоскливая старческая буржуазность, размноженная в собраниях сочинений и спектаклей извратила образованного русского человека. Герои Чехова чего-то ждут, декламируют, не едут в Москву никогда, хотя нужно было с первых минут первого действия спалить на х… вишнёвый сад и уехать в Москву первым же поездом. (…) Утомительно многословный граф Лев Николаевич Толстой издевательски морализирует и раздувает банальнейшие коллизии жизни до размеров «Одиссеи» и «Илиады».”

Это загнивание встречается даже в мемуарах Кропоткина, хотя он его преодолевает. Просто, написанная помещиками и аристократами, эта литература крутится вокруг их бытовой жизни, в которой почти полностью отсутствуют важные цели.  У них полно проблем, но единственная проблема в том, что им нечем заняться, а потому все время занимает какая-нибудь чушь собачья. Т.е. большинство “великих русских романов” за исключением нескольких рассказывают о утомленных бездельем бездельниках,  поэтому основное их занятие – помолвки, свадьбы, их обсуждения, планирование, разочарование от них, сплетни об этом при встречах и так далее.  Романы Толстого тут типичный пример, а когда события сгущают для экранизаций, это становится еще более очевидным.

В сериале события сгущены и приукрашены, поэтому смотреть его весело. Например,  история Наташи выглядит как история искреннего, жизнерадостного существа, которое просто хочет влюбиться в кого-нить и get laid наконец-то.  Read More