09 Jul

“мэри сью” как ultimate weapon против женских персонажей

Давайте вдогонку об отзывах.

Прочитала отзыв на свежий платформер Celeste, там автор пожурил героиню за то, что она Мэри Сью, просто потому, что ее недостаточно (на его взгляд) раскрыли. WTF?  Это полный провал чувака как рецензента.  Не останавливаясь на неумении пацана использовать слова по назначению, я хочу сказать вот что:  практически все герои компьютерных игр – это “Мэри Сью”. Изначально так называли излишне, даже гротескно прокачанных новых героев в фантастике, которые были хороши во всем – настолько, что читалась  выходящая за рамки и навязчивая сублимация собственных неудач автора. Если вы почитаете такой роман, вам тоже станет неловко.

В большинстве компьютерных игр игрок – это как раз персонаж, который все умеет или предельно быстро учится, которому подчиняются галактики, который разруливает неразруливаемое и вообще – избранный. Это соль большинства блокбастерных компьютерных игр. Мало кто назовет командора Шепарда из Mass Effect Мэри Сью, хотя к его помощи обращаются все вокруг, даже если министру нужно отлить, а уж забраться к нему в постель мечтают все – женщины, мужчины, инопланетяне.  Это немотивированная накачка,  необходимая для удовольствия игрока. Такое отношение к игроку – это классика для RPG и, разумеется, классика для шутеров, где с тобой играют в поддавки, давая арсенал суперспособностей или оружия.  Вы видели, чтобы Корво называли Сэри Сью? Или любого другого легендарного убийцу? Думаю, нет. Они просто крутые пацаны.

Обратите внимание, что мужской аналог понятия “мэри сью” сразу же испарился (а он был), потому что он использует слишком уничижительную тональность. Не упрекать же мужчину за то, что он все умеет и ему все дают, правда? ;) А Мэри Сью в конечном счете стали называть любых героинь-женщин просто потому, что это героини-женщины. Это словосочетание стало использоваться, чтобы моментально принизить героиню и ее автора заодно. Read More

04 Jul

комментарии читателей о книгах, иллюзия понимания и безумие

Мы все считаем, что чертовски умны, понимаем, “что хотел сказать автор”,  и обвиняем писателя за неоправданные ожидания,  о которых он не знал и которые не собирался оправдывать. Из-за таких искажений и привычки цепляться за ассоциации, которые для авторов не имели значения, но имеют значение для нас,  большинство комментариев про книги – это полный пиздец.

Проиллюстрирую на примере “Двери восприятия” Хаксли, где комментатор поставил 2 балла Хаксли, а не своему умению читать:

“Книга показалась мне чересчур сложной-больше половины вещей,рассказываемых автором,мне были непонятны, логически проследить и осмыслить нить рассуждений довольно сложно, имена,на которые постояно ссылается автор,мне не знакомы,ввиду чего не до конца понятно что же хочет автор сказать.”

Отзывы на книги  – это ядрёная смесь безумия, упоротости и эмоционального идиотизма. Я знаю ситуацию с обеих сторон – и со стороны “критика”, активного читателя, и со стороны писателя, так что расскажу о своих ощущениях. Считается, что авторы книг не должны вступать в споры с читателями, обязаны стойко сносить чужие глупости или нападки, чтобы не испортить репутацию и не навлечь волну отрицательных отзывов на взбрыкнувшего писателя. Лучше всего игнорировать комментарии и писать романы дальше. Так вам скажет любой матерый автор, познавший дзен, и он прав.

Но факт остается фактом:  комментарии к книгам – это жесть, бесконечные американские горки из невероятной самоуверенности и потрясающей глупости. Мои комментарии о книгах  –  тоже то еще удовольствие с точки зрения их авторов, потому что я люблю делать смелые предположения, больше рассказывающие обо мне, чем о книге. Это касается любого комментатора. Read More

13 Mar

Джоанна Расс How to suppress women’s writing

По наводке Артема fantasy_sf прочитала книгу фантаста и феминистки Джоанны Расс How to suppress women’s writing. Книга рассказывает о наборе приемов, которые использовались и используются, чтобы помешать женщинам писать книги, а искусство тех, кто все же написал, принизить. Книга прямо огонь – тут тебе и обучение художниц анатомии на примере коровы, так как натурщики – это неприлично, и резкая смена эпитетов, когда становится известен пол автора и проч. и проч. На русском книги не было, так что я сделала конспект со своими добавками. Самое интересное, что почти все эти приемы в разных вариациях используются до сих пор. Читайте, распространяйте, испытывайте батхерт =)

Конспект тут: http://yasher.net/quotkak_pomeshat_zhenshchinam_pisat_knigiquot_dzhoanny_rass

29 Jun

Facebook как воплощение ада

Самое ценное, что дает Сеть, – это информация, свобода выбора собеседников и (условная) анонимность. Cтремление людей заполнять данные о себе в соцсетях и постоянно находиться на связи мне не нравится.  Но это отношение к поведению людей, а не к соцсетям в целом, ведь сети – это инструменты. Однако есть две соцсети,  к которым у меня стойкое отвращение,  – это Instagram и Facebook.

Read More

27 Jun

Вторая мировая: женщины и вов

“Отдать жизнь за Родину, за Сталина, за свой взвод, за исполнение долга, за друга, за любимую женщину, – как это было естественно и органично для творческого человека на войне. Каким глупым ребячеством казалось все это пьянствующим, подсиживающим друг друга, редко бывающим на передовой, купающимся в орденах и наградах развращенным штабным бюрократам, слепым исполнителям поступающих сверху приказов.” (Рабичев)

В последнее время сплошные командировки, и  я в самолете прочитала большое количество книг о ВОВ, в том числе  три известных работы,  рассказывающие о войне без фальшивого блеска,  – “У войны не женское лицо” Алексиевич,  “Воспоминания о войне” Никулина и “Война все спишет” Рабичева.  Любая война – это бессмысленное и отвращающее прокручивание людей в фарш. Время запредельного скотства и запредельного же героизма. После окончания любых войн их результаты трактуются, как удобно в конкретном контексте (у нас, например, ВОВ превратилась в парадную разновидность религии ), пишутся мифы, но реальность обычно отвращает.  Раньше я читала и мемуары наших, и мемуары немцев, включая испуг перед русскими у Эрнста Юнгера, но таких откровенных впечатлений от войны не встречала.  Все три стоят внимания, хотя книги Никулина и Алексиевич дают лучший охват, чем Рабичев.

Прочитанные книги поражают мощным, страшным макабром. Это как сцена контузии в “Иди и смотри”, звон в голове, полное погружение в ужас.  Никакое темное фэнтези, никакие фантазии на тему гибели, нагромождения трупов,  не могут превзойти реальность. Особенно в этом ключе мощно читается Никулин.  Гигантоманские картины смерти и разложения, невозможно читать  – и невозможно перестать. Но даже больше  картин боев меня поразило отношение к женщинам.  Про групповые изнасилования  немок до смерти  при полном одобрении офицеров и смех бойцов-женщин  – это как-то логически можно понять как компенсацию, месть остервенелого  солдата после нескольких лет фронтового безумия. Кто знает, как бы мы вели себя в такой ситуации? Предугадать сложно.  Многие бойцы выступали против или, понимая, что не могут остановить преступление,  устранялись, но изнасилования и убийства в Германии происходили часто.  Это мерзко  (интересно, что два автора-мужчины описывают эти картины, чтобы освободиться от увиденного или учиненного по ошибке) ,  но меня другое удивило  –  отношение к собственным, русским женщинам.

Во время войны ситуации складывались разные, люди показывали и хорошие, и отвратительные стороны. В этом смысле хороша книга Алексиевич, в ней трогательное соседствует с ужасным. Однако прослеживается неприятная тенденция, о которой я и подумать не могла. В трех или четырех книгах указано, что 17-18-летние девушки, как и парни, люто рвались на фронт, им хотелось “биться с немцем”.  Кому-то из них везло – и окружавшие их бойцы девушек защищали, любили, делая напоминанием о мире; происходили трогательные истории.  Но многие женщины вместо того, чтобы стать героями, превращались в “походных жен” офицеров, т.е. их просто насиловали, пользуясь служебным положением, а затем склоняли к проституции.  Они соглашались поневоле, т.к. быть под офицером все же лучше, чем если к тебе ночью ходит, кто попало, а сбежать – нельзя. О таких ситуациях в разном ключе упоминается во всех трех упомянутых книгах.  Я неприятно поражена.

Read More

12 May

привилегированная каста верующих

Уже писала об этом, но прямо свербит. Неконституционным законом об оскорблении чувств верующих все люди разделены на две неравноправные части: верующие и все остальные. При этом верующие имеют законодательное превосходство над атеистами, тогда как последних ничего не защищает. Закон встает за размытые “чувства верующих”, а оскорбить их может все, что угодно.  При этом то, что оскорбляет здравый смысл или “чувства” другой части общества, не учитывается.  Все, сказанное против религии, даже ее осмысленная критика, безусловно может оскорбить “чувства верующих”.  И это хорошо, потому что пребывать в иллюзиях опасно. Судя по показаниям свидетелей, им неплохо бы таблеток попить, потому что их до слез и истерик оскорбляет все подряд. Однако закон так не считает.

Суд начинает заниматься не реальными нарушениями, а карает заключением в тюрьму за такую неопределимую вещь как “оскорбление чувств”.   Это очень сильно подрывает авторитетность  российского УК и судов, а значит власти в целом.  Оскорбляются эти чуваки даже тогда, когда люди репостят то, с чем не согласны.  Поклонская оскорбляется, когда люди рассказывают о любовных связях Николая II. Разнообразные городские сумасшедшие оскорблены жизнью в целом. Лже-моралисты опечалены с утра до вечера. После того, как Pussy Riot заключили в тюрьму на два года за типичную административку, выделив “чувства верующих” в нечто сакральное и освежив в памяти офигевших людей положения трулльского собора,  становилось только хуже и хуже. Сейчас “оскорбление чувств верующих” используется тогда, когда нужен повод закрыть любого человека.

Соколовского приговорили к 3.5 годам условно за ролики и ерническое высказывание своего мнения по разным вопросам. 3.5 года! В обвинительном заключении судья сказала следующее:

По мнению судьи, Соколовский «формировал негативный образ верующих», а также задел «чувства приверженцев христианства и ислама через отрицание существования Бога».

Верующие сами отлично справляются с созданием своего негативного образа. Т.е. говоря, что бога нет,  оказывается, можно загреметь в тюрьму или попасть на штраф. Это настолько абсурдно в 21 веке, что я просто выворачиваюсь наизнанку, совмещая сегодняшний день и эту безумную чушь. Представляю, как верующие оскорбятся, если процитировать Ницше с его “Бог мертв”, или если им книгу Хитченса почитать.  Если верующие имеют право отправлять свои культы, то неверующие имеют право это критиковать или над этим посмеиваться (и наоборот). Закон же беззастенчиво и грубо вмешивается в жизнь  и создает атмосферу страха.

Я все, что думала о религии, уже описала в “Отступнике”, т.к. в художественной форме выражать мнение пока неподсудно.  Но церковь всегда продолжает наступление, стоит дать слабину, потому что ее конечная цель  – религиозная диктатура, полный контроль над человеком с самого детства, управление его жизнью, его досугом, его желаниями.  РПЦ это доказывает по всем фронтам, отжимая недвижимость, застраивая церквями все свободные участки, влезая в школы, влезая на тв, влезая в законодательные инициативы и туда, где ей не место. Это предельно опасный для любого разумного человека процесс.

Арт-группа Война уже давно обрисовала происходящее блестящей акцией “Мент в поповской рясе”:

Особенно доставляет вот эта добавка того, что вменяется Соколовскому:

Намеренная дезинформация аудитории с целью создания негативной установки, что в России господствует мракобесие и произвол

Ну, вообще-то да,  господствует вовсю  =)   Хотя бы потому, что его осудили за то, что он “противопоставил себя обществу” и “негативно высказывался о государственном строе РФ, о политической структуре”, как  будто человек не имеет права все это делать. “Противопоставлять себя обществу” – обязанность молодняка и любого творческого человека, это его освежает. Еще там что-то было про традиции, священные семейные узы и прочее, от чего окончательно начинает поедать ярость.  Менты, вооружившиеся крестами и следящие за следованием размыто подаваемой морали,  главная из которой – стоять на коленях перед начальством, – это пугающая картина.

03 Apr

сексизм и писатели

Не секрет, что если автор книги – женщина,  текст либо относят к романтической прозе, либо критикуют, находя женские черты там, где их нет. В каждой ситуации или персонаже ищутся стереотипные половые недостатки при том, что многословие, сентиментальность, рыхлость текста и проч. свойственны авторам независимо от пола. Когда те же самые штрихи или расклады присутствуют в текстах мужчины, им чаще ищут объяснение и пытаются разобраться, почему выбраны именно такие методы, именно такие схемы.  Ведь черты характера или ситуации появляются в тексте неслучайно.  Однако в книге автора-женщины не понравившиеся или непонятные вещи вытекают из пола, а все достоинства приписываются редкой удаче – типа, чика поднялась над собой (кое-как).  По этой причине, например, серьезный русфант с женскими именами на обложках плохо продается (за редкими исключениями).  В фэндоме есть четкие представления о том, что женщина писать может, а что – нет.  Скажем, слышала утверждения, что киберпанк – не женский жанр, боевик, научная фантастика и пр.  Все это дикость, конечно.

У нас была довольно интересная дискуссия на эту тему с Еленой Бычковой и Натальей Турчаниновой.  Елена с Натальей являются частью команды, которая выпускает книги под именем Алексея Пехова.  Трио Алексей-Елена-Наталья оказалось очень работоспособным, за счет чего у книг масса фанатов, серии издаются в Германии и США.  Каждый участник команды талантливый автор, что доказывают их сольные работы, а сотрудничество позволяет им держать темп выпуска книг. Однако, несмотря на то, что Алексей неоднократно заявлял о том, что книги они пишут вместе, а квалификация соавторов не вызывает вопросов, многие читатели не оставляют попыток найти женские куски текста, точно уверенные, что вот же они – это там, где про любовь! Все, что кажется им неудачным в текстах, приписывается женщинам, тогда как все удачные моменты – Алексею.  И, естественно, читатели попадают пальцем в небо. Постоянно. Потому что тексты хороших авторов не имеют маркера пола.  Это было бы смешно, если бы не повторялось с каждой книгой.  Безусловно, такое отношение к авторам-женщинам несправедливо.

Read More

13 Mar

писатели и сеть

Иллюстрация к роману “Отступник”

Жизнь, если ее проживать активно, дает возможность посмотреть на вещи с противоположных точек зрения. Вот ты страдаешь от любви, а вот уже самому приходится искать слова для вежливого отказа. Вот ты работник, который считает, что его босс – психопат, а вот ты сам босс, который поражается лени подчиненных, ну и так далее. Роли постоянно меняются. Сейчас я вам объясню, почему периодически писатели в сети слетают с катушек. Возможно, это поможет смотреть на мир немного шире.

На днях я испытала тот самый гнев, который периодически охватывает отечественных фантастов и заставляет их пытаться изъять свои книги с пиратских сайтов. Выглядят они при этом глупо и кричат, что их обокрали. Они вызывают у народа усмешку, потому что люди считают, что книги принадлежат им заранее, что это нечто вроде всеобщего права на информацию. Я тоже всегда усмехалась. После первой книги и первого гонорара я поняла, что писательством заработать невозможно. Редко пишущие, непредсказуемые писатели, а также писатели, не издающие серий и не имеющие популярности, заработать себе на жизнь этим трудом не могут, а потому пираты у них, в общем, ничего не крадут. Для неизвестного писателя создание книги – это процесс, не приносящий никакой прибыли, поэтому очень важно собственное удовлетворение от проделанной работы. Для известного писателя пиратка – это потенциальная потеря денег, это уменьшение продаж тиража, что в будущем уменьшает размер и тиража следующей книги. Неизвестного же писателя и так издают комическим тиражом,  ему плевать. Т.к. издательства не рекламируют книги неизвестных писателей, узнать о таких книгах читатель, не разыскивая специально, просто не может, а так хоть скачает случайно. К тому, что пиратка моей книги в сети оказывается раньше, чем у меня, я отношусь философски. Однако когда твою работу не просто выкладывают, а реально ее портят, – вот это задевает.

Невероятно вспылила, когда на Flibusta.is выложили версию “Отступника” с вырезанными картинками. Когда человек создает что-то, у него в голове существует образ того, как созданное должно выглядеть. Скажем, если Данилевски пишет “Дом листьев”, то он хочет, чтобы его головоломки располагались так, а не иначе. Если, не знаю, Гейман издает “Коралину” в виде комикса, он хочет, чтобы картинки находились на своих местах. Если Вестерфельд издает “Левиафана”, он подбирает иллюстрации и планирует внешний вид своей книги. Я задумывала “Отступника” с крутыми рисунками, мне хотелось сделать что-то атмосферное, красивое. Я специально позвала художницу, имеющую опыт создания отличных комиксов за плечами, два года мы переписывались, то я соглашалась с видением Хеллштерн, то мы обсуждали варианты, иногда переделывали. Я, конечно, самостоятельно оплатила эту работу ( и стоимость работы в разы превышает гонорар за книгу), чтобы получить нужный результат. Мне стоило некоторого труда организовать включение рисунков в книгу в серии, где это обычно не делается, именно потому, что рисунки являются обязательной частью книги, частью задумки. Они просто должны были там быть. Даже при таком внимании к процессу возможны неприятности – к сожалению, издательство по какой-то причине включило ч/б, а не цветные иллюстрации в электронную версию, как мне изначально хотелось, но все же это приближающаяся к нужной версия книги. Столько возни, работа над текстом, работа над рисунками. И вот книжка выходит. И что вы думаете? Какой-то засранец на флибусте просто решил, что нужна облегченная версия книги – и вырезал иллюстрации, сделав вариант без рисунков! =(

Впору устроить сеанс ненависти в духе Миши Тифарета.

11 Sep

визуальные новеллы

Послушала подкаст про визуальные новеллы у Галенкина : http://galyonkin.com/2016/05/26/149-vizualnyie-novellyi/.

Высказаться участникам практически не удалось, но за тему  – спасибо. Визуальные новеллы в России – это крайне специфическая ниша, удел фэнов, т.е. аудитория очень мала, но тем интереснее было получить знания от тех, кто храбро этим занялся. К сожалению, информации в подкасте крохотное количество. Из полезного: прозвучала отличная мысль о том, что сценарист VN должен хорошо писать пьесы (все характеры и действие, все расклады подаются через диалоги и персонажей, т.к. читать листы твоего текста никто не станет).  Выборы стоит прописывать, отталкиваясь от изъянов в знаниях персонажа, а не со стороны наблюдателя – тем интереснее сюжет и ощущения. Но это требует мастерства. Интересные мне мысли поступали от Андрея Князева, которого из-за манеры речи и тематик обозвали претенциозным психопатом. Возможно, это так, но он эрудирован, читал Беккета и Элиота,  и… сделанный им продукт весьма хорош.

yulya

Поразил меня другой человек, неопытный автор небольшой новеллы, обливший презрением симуляторы свиданий, отоме и заодно такие сюжетно мощные игры, как Mass Effect/Dragon Age,  за возможность развивать отношения с персонажами. Все это парень с ходу отнес к отбросам “для девчонок”, причем сам факт учета женской аудитории вызывал у него возмущение.  Критика девушек, любящих романтику, в контексте визуальных новелл дико смешна. Первые визуальные новеллы – это романтичные гаремники, где пацану нужно выстраивать отношения с девушкой, проходя через некоторый набор хуков сюжета, или трахнуть кого-то из излюбленных типажей. Очередной школьник пускает слюнку на аниме-груди. Т.е.  визуальные новеллы и выросли из симуляторов свиданий, которые он презирает. А разницы между гаремом для пацанов и гаремом для девчонок нет, разве что секса девам выдают значительно меньше.

Хорошую игру определяет не жанр, а качество  – был ли стоящий сюжет, проработаны ли характеры, проч. Но с точки зрения говорившего гарем для парня – это искусство, гарем для девушки – повод фыркать. Пример слепых зон в восприятии, когда предубеждение мешает понимать собственную неправоту, создает в восприятии воинственную несимметричность, которой изначально не существует.  Высказавшегося не поддержали, Галенкин смущенно привел несколько любопытных примеров, но позиция парня удивляет именно неумением сравнивать. Такое брюзжание было слушать стыдно.

По итогам подкаста я решила сыграть в игры всех представленных людей, т.к. интересно, что делают русские разработчики.

Левиафан: последний день декады
leviathan
Read More