10 Jan

истории-паразиты, концепция “я” как машины репрезентации

Опыт с разделением полушарий и дальнейшие исследования в этом направлении укрепляют меня в мысли, что люди находятся в плену историй-паразитов. Можно назвать их социальными мемами. Стереотипы или традиции – это тоже подобного рода глобальные мемы, куски историй, которые объясняют, как реагировать на те или иные события. В них нет ничего подлинного, однако это следствие устройства сознания. Этот набор чужих (и зачастую устаревших) заготовок используется, чтобы разгрузить мозг и ускорить принятие решений, но вряд ли стоит этот набор упрощающих кубиков принимать за что-либо священное, незыблемое или достоверное. Конкретные решения по тому, как действовать, нужно принимать, исходя из конкретной ситуации.

 Если человек наталкивается на тему, которую никогда не изучал и не обдумывал,  он начинает воспроизводить заглушки, подходящие к его текущему образу, которые он ошибочно считает личностью.  Если человек не склонен скептически обдумывать вещи, его “личность” может полностью представлять собой сборку банальностей. Его можно спрашивать о взглядах, но у него их нет.

Эти отношения между человеком и имплантированной системой взглядов очень меня увлекают и одновременно делают внутреннюю жизнь менее значительной, чем о ней привыкли думать. Люди (и я в том числе) предстают лоскутным одеялом из заимствованных и значительно устаревших чужих взглядов, которые принимаются за собственные идеалы.  Как бы ты ни старался, в суждения будут врываться искажения.
 
В курсе “Буддизм и психология”  звучала довольно интересная мысль эволюционного психолога о том, что личность, то, о чем мы привыкли думать, как о “я”, – это не более, чем связи с общественностью, пресс-секретарь. Это то, как мы объясняем для себя и других произошедшие с нами вещи,  машина интерпретации в нужном (или навеянном психологическим состоянием) ключе.  Одно из остроумных объяснений тому, почему мы объясняем сами себе причину поступков, взвешиваем “за” и “против”,  дал Роб Курцбан. Он говорит, что сознательное “я” – машина репрезентации для других, она должна сформировать готовый рациональный ответ для людей на вопрос “почему?”. И особенно важно иметь готовый ответ, когда поступок столкнется с социальным неодобрением, осуждением обществом. 

Read More

19 Jun

Буддизм и психология 2: эксперимент Майкла Газзаниги

Продолжила смотреть курс “Буддизм и психология” Принстона под руководством Роберта Райта. Если вам лень регистрироваться на Курсере, можете посмотреть лекции на ютубе: вот здесь, но в исходнике есть ссылки на дополнительную литературу и статьи. Об одной из лекций я уже писала, меня она загрузила надолго. В тот момент меня поразило то, что наш мозг не устроен таким образом, чтобы воспринимать правду. Напротив – он готов конструировать максимальное количество иллюзий, если это способствует выживанию и воспроизводству. Если обострять, то получается, что само стремление к правде достаточно противоестественно для биологических механизмов.

Замечательный курс, а оказалось, что Райт еще и в финал Пулитцеровской премии попал со своей книгой. Он отличный лектор. Да и просто крутой. В этот раз, продолжая раздел про отсутствие “я” в буддизме, Райт рассказал о другой весьма тревожной концепции, в которой сознание является тормозящим и необязательным слоем, заточенным на объяснение того, что сделало бессознательное. Т.е. наше поведение основано на импульсах, которые сознание объясняет удобным образом уже после свершившегося факта.

Это, кстати, тесно связано с фантастикой Уоттса, где сознание называется тормозом для реакций у солдат. Более того – сознательная часть мозга, отвечающая за восприятие языка, речи и порождающая объяснения, способна создавать массу выглядящих правдоподобно, но совершенно неверных объяснений разнообразным поступкам. Это было проиллюстрировано опытами Майкла Газзаниги по расщеплению мозга. Если объяснять вкратце, то идея такова: у человека есть два полушария мозга, связанных друг с другом. Если их разъединить, становится очевидно, что левая часть ориентирована на восприятие текста, конструирование картины мира, анализ, тогда как правое лучше справляется с восприятием визуальных образов. В нормальном состоянии они работают сообща, передавая друг другу данные, но если их разъединить, видно,  что сознание во многом подменяет реальную картину событий, трактуя их так, как удобно индивиду. То же самое происходило в эксперименте другого исследователя, где он просил людей пошевелить чем-нибудь и сказать, чем он собирается это сделать. Эксперимент показывал, что действие осуществлялось гораздо раньше, чем человек для себя это рационализировал. расщепленный мозг майкл газзанига На русском информации недостаточно, но вот здесь есть хорошая статья об экспериментах: http://www.nature.com/news/the-split-brain-a-tale-of-two-halves-1.10213 (english) “Левое полушарие формирует подходящий ситуации ответ уже после того, как произошло действие”, – говорит Майкл Газзанига. В одном из его любимых экспериментов он показывал слово “улыбнись” пациенту в области восприятия правого полушария и слово “лицо” в области восприятия левого, а затем просил пациента нарисовать, что он видел. “Его правая рука рисовала улыбающееся лицо, но когда я спрашивал “Почему вы это сделали?”, он ответил “А вы чего хотели? Грустную физиономию? Вокруг их и так хватает”. Таким образом левое полушарие-интерпретатор находит объяснение для событий и конструирует истории для придания смысла миру. Есть другие похожие вариации эксперимента, где изощренность объяснения поражает. tumblr_brain Вот, посмотрите видео одного из экспериментов: У меня от этого видео мурашки, потому что мне нравится думать, что я могу подавлять и контролировать собственные импульсы. На деле же очевидно, что я могу только придумывать красивые объяснения поступкам после их совершения, не более того. Read More

25 Dec

курс “Понимание видеоигр”

Анон просил написать про курс Understanding Videogames с Coursera.org, когда я его закончу. Курс базовый, но весьма полезный и давший массу возможностей для творчества и исследований. В нем нет подробного анализа жанров или каких-либо игр, глубокого понимания гейм-дизайна и пр, но он упорядочивает хаотический опыт игрока, подкладывает под анализ игр философскую базу (с примерами, именами, статьями) и дает основы построения игр. Скажем, разъясняет разницу между progressive и emergent- геймплеем с забавными примерами (Ultima!), рассказывает об MDA ( Mechanics-Dynamics-Aesthetics), дает понимание игровой механики и ее типов, основы конструирования геймплея, разные подходы к анализу игр как комплексных форм искусства.

Также в курс включены интервью с работниками Bioware, которые рассказывают, как строится работа и как делаются определенные части их игр, но рассказ обзорный. Один из сотрудников, кстати, похвалил “Сталкера” и серию игр “Метро”, так что наши разработчики могут быть довольны.

Рассказ про работу сценарной команды заставил брови пошевелиться, ведь все определяется командно плюс делается серьезная параллелизация в проработке персонажей, локаций, проч. Самое главное, что есть в курсе, – это серьезное отношение к играм как к предмету изучения, рецензирования, анализа. Мне также понравился набор тем для самостоятельного расследования, который всплыл из-за ссылок и упоминаний в курсе.

Во-первых, прочла книгу “Игры и люди” Кайуа, и это прекрасная конденсированная вещь, анализирующая типы игр ( в том числе социальных), характерных для человеческого общества. Размышления Кайуа просты и местами очень поэтичны. Вот здесь более подробно: http://bridge-on-fire.livejournal.com/29337.html?mode=reply#add_comment.

Во-вторых, дочитываю “Тысячеликого героя” Кэмпбелла, т.к. в пятой части курса “Story and Games” авторы обсуждали инициацию героя и этапы пути героя по Кэмпбеллу в приложении к RPG. Это прекрасно. Кэмпбелл – теоретик мономифа, автор мысли о том, что все мифы рассказывают сходную историю инициации и развития героя, которую можно разделить на набор четких ступеней. Приложение пропитанного Фрейдом труда к анализу RPG – это прямо праздник какой-то. Как объединить Шопенгауэра и Lego. Read More

03 Apr

Буддизм и психология

В продолжение изучения религий и из любопытства, как построены не только технические, но и гуманитарные курсы на Coursera.org, записалась на “Буддизм и современную психологию”. Вначале Райт приводит эксперимент с рисунками, которые могут восприниматься двойственно (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23586292: resultados http://img-fotki.yandex.ru/get/9825/39691030.2/0_fa8da_7f8131eb_L.png Эти рисунки показывают людям под веселую или под тревожную музыку – и получают совершенно разные результаты. Гораздо больший процент людей под тревожащие звуки видит вместо белки аллигатора, а вместо веревки – змею. Райт говорит, что в жизни настороженность, вызванная эмоциями, вызывает иллюзию опасности, однако в одном случае из ста это позволяет избежать настоящей опасности (“перебдеть – лучше, чем недобдеть”). Скажем, если вы идете по тропинке, услышав перед этим, как змея покусала соседа, вероятность того, что валяющаяся веревка покажется змеей, значительно возрастет. Вдогонку идет простейший пример, когда люди после просмотра хоррора (т.е. будучи настроенными соответствующим образом) обнаруживают подозрительные и недружелюбные выражения на лицах на фото гораздо чаще, чем те, что хоррора не видели. Райт трактует результаты так: “Природный механизм селекции “проектирует” организмы таким образом, чтобы они были способны оптимально совершать одну вещь – передавать гены следующему поколению. Особи, способные выживать достаточно долго, чтобы передать рабочий набор генов последующему поколению, – вот те, кто проходят механизм селекции. Таким образом, необходимость того, чтобы мы ясно видели мир, явно не находится в топе селекции. Если то, что мы видим иллюзию, поможет нам выжить и передать гены, – естественная селекция поддержит именно такой механизм восприятия реальности. Таким образом важно понимать, что наш мозг не “построен” таким образом, чтобы видеть истину. (…) Напротив, наше сознание работает таким образом, что оперирует иллюзиями.” Практически все философские системы говорят о том, что восприятие реальности и реальность – разные вещи, все это мы слышали. Но в такой формулировке, как у Райта, есть крайняя жесткость. Т.е. природа изначально выстроила тебя так, чтобы ты пребывал в иллюзиях, с трудом отделял эмоции от реальности, вечно контролировал себя и боролся с самим собой. Буддизм при таком подходе – это восстание против естественной селекции и восстание против иллюзий, практически переворот, еретический бой против природы. Цель пути – познание реальных законов, по которым функционирует мир, отрицание иллюзий. При этом результат точно не будет удовлетворяющим, но будет истинным. Еще там есть вот такая схема: http://img-fotki.yandex.ru/get/9800/39691030.2/0_fa8db_6f5c3f9d_L.jpg Она смешная, конечно.

07 Nov

coursera: crypto и big data

Закончила первый курс на coursera.org, Cryptography I. Начинала в прошлом году, но следующие друг за другом рабочие командировки не дали закончить, поэтому прошла еще раз, но до конца. Курс ведет Dan Boneh из Стэнфорда, и он не церемонится – отлично зная материал и будучи увлеченным темой, он много времени уделяет математическим доказательствам и разнообразным примерам уязвимостей. Хотя он отлично объясняет, людям, далеким от математики, будет непросто. Это не обзорный курс, это принципы работы основных шифров – потоковые, блочные, аутентификация, контроль целостности, открытый ключ, RSA. Причем лектор рассматривает разные криптографические конструкции и протоколы с точки зрения атакующего, что значительно повышает ценность рассказа.

Курс состоит из видео-лекций, тестов на понимание (но при этом часть вопросов требует небольших расчетов – вроде времени, требующегося на брутфорс, пр) и дополнительных заданий для программистов. Задания – это взломы различных шифров или конструкций (oracle padding attack, хэш). Для меня это было kinda challenging, особенно учитывая, что для программирования пришлось воспользоваться зачаточными знаниями Питона. Задания на программирование потребовали помощи товарища и форума, однако программистские задачи – это жемчужина курса вне всяких сомнений. В дополнение к этому лектор дает ссылки на различные статьи экспертов по слабым местам тех или иных протоколов и шифров для самостоятельного изучения. Итог – необходимость интенсивно поработать.

Выводы:
– почувствовать себя студентом Стэнфорда было интересно, качество обучения в курсе объективно выше, чем в моем родном вузе;
– форумы на coursera.org действительно являются полезным источником информации. люди помогают друг другу, стараются объяснить непонятные места. в сравнении с рунетом это очень освежает;
– как и говорил Брюс Шнайер, криптография – это не для простачков. в принципе, для свободного понимания курса нужно как минимум знать модульную арифметику, часть теории информации и освежить теорию вероятностей.

“За время проведения конференции в «Американском черном кабинете» было прочтено и переведено более 5 тысяч шифрсообщений. Вследствие перенапряжения несколько его сотрудников заболели на нервной почве: один начал что-то бессвязно бормотать, другой стал посвящать все свое свободное время ловле бродячей собаки, у которой на боку якобы был записан японский дипломатический код, а третий, терзаемый каким-то неизъяснимым кошмаром, постоянно носил при себе огромную сумку с камнями, собранными на морском берегу. Все трое были вынуждены уйти с работы. Сам Ярдли также оказался на грани нервного расстройства и в феврале 1922 г. получил четырехмесячный отпуск для поправки своего здоровья.” (“Взломщики кодов” Кан) Read More