23 Feb

фанфики и писатели: вдогонку

Прочитала колонку Кори Доктороу в защиту фанфиков. Она очень забавная. Доктороу говорит, что писателям стоит радоваться, что фанаты заняты фанфиками, а не трясти кулаками, но не потому, что это льстит (нет), а потому, что это литературная привычка, удерживающая читателя в мире книг. И что в целом для писателя это хорошо, ведь это сохраняет им читателей. Кто-то в фандоме писал, что так люди поактивнее занимают себя между выходами книг.

Дальше смешнее: “Большое количество фанфиков – текстов, написанных для персонального потребления маленькой группой людей – не плохое искусство, это просто не искусство”. Он приравнивает фанфики к разговорам о книге с друзьями, а игру с персонажами называет не неуважением, а активным чтением. В конце он предлагает перестать относиться к фанфикерам как к ворам и начать относиться к ним как к гостям за столом, который для них же и сервировали. Тут мы возвращаемся к личным воззрениям писателей, у части которых свой взгляд на этот “стол”. Read More

20 Jun

интервью с Тэмсин Мьюир: dark fanfiction и некромантия

В качестве противовеса старикам перевела интервью Тэмсин Мьюир с Three Crows Magazine: http://threecrowsmagazine.com/tamsyn-muir-interview-there-is-a-lot-of-blood-on-my-dance-floor/, добавила немного комментариев о незнакомых русскоязычным людям вещах.  Мьюир обожает фанатское творчество, но при этом свои границы есть и у нее. Для нее фанфикшн стал щитом, укрывшись которым она смогла описывать скрываемую травму.

– Начнем с простого: кто такая Тэмсин Мьюир?

– Это самый сложный вопрос. В отчаянии я погуглила “кто такая Тэмсин Мьюир” на случай, если у кого-нибудь были идеи, и благодаря какой-то ошибке перевода нашла это:

“ТЭМСИН МЬЮИР – это омерзительность”.

Мне чертовски это понравилось, стоит печатать на визитках. Я имею в виду, что определение не является неправильным, хотя и упускает некоторые нюансы.  Кто я? Я вроде как отчаянно осматриваю комнату, чтобы обнаружить намеки на ответ, и в итоге я зациклилась на том, что в моем музыкальном плейлисте все еще висит трехминутный техно-ремикс на Hamster Dance. Он тут с 2005 года. Я дико ленива или тоскую по ранним нулевым?

Я послушала его, и он разделился на “Cotton Eye Joe” посередине, так что ответ – дико ленива. Это ужасно. Это не очень хороший ремикс. Уродство полное.

– Каково было вырасти творческой лесбиянкой? С какими трудностями вы столкнулись?

– Я выросла в довольно консервативном обществе, над которым висели тени лесбийских семейных смертей и травм. Моя двоюродная бабушка – бутч старой школы, которая пережила много несчастья, и её история передавалась в семейном кругу как доказательство трагедии жизни гея. Кузина покончила с собой примерно тогда, когда я призналась в своей сексуальности.  Мой собственный coming-out был трудным в том смысле, что я еще не нашла подходящих слов, чтобы об этом говорить, хотя мой старший брат, перед которым я “вышла из шкафа” в 2001 году,  оказался таким очаровательным, таким любящим и таким слащавым, что любой зритель заболел бы кариесом.

Но к наступлению 2000-го я знала, что я лесбиянка, а конец девяностых для признаний был не лучшим временем. Я рассказала об этом в школе, вышло ужасно. Однажды я что-то вякнула в ответ на издевательства, так из меня все дерьмо выбили – учитель ненадолго вышел из аудитории, и весь класс где-то с минуту наблюдал, как меня бьют головой о парту. Там были дети, которых я знала с восьми лет. Никто не сказал ни слова, пока это происходило, никто не двигался, никто не подошел ко мне после. И я никому не жаловалась из-за гордости и, возможно, из-за небольшого сотрясения мозга.

Read More

15 Jun

писатели, которые не любят фанфикшн, и проблемы потребителя

Фанфикшн или попросту фанфики – это творчество фанатов известных книг, сериалов или игр, в которых фанаты берут созданных другими авторами героев и часть мира, чтобы написать с их помощью свою историю. Читатели, влюбленные в героев, пытаются продлить ощущение от книги и пользуются исходным материалом, чтобы удовлетворить свои желания.  Они либо сбрасывают сексуальное напряжение напрямую (герои книги в их руках занимаются разнообразным сексом), либо описывают альтернативное развитие событий, которое им нравится больше (любимый герой не умирает, герои, нравящиеся читателю, женятся, ненавистных ему убивают или насилуют и т.д.).

С точки зрения анализа сексуальности фанфики представляют немалый интерес. С точки зрения литературы это безвкусное и безграмотное заимствование, а порой прямое издевательство над книгой, героями, их характерами и языком. Так как проработка стиля, точного характера и линии развития сюжета, которая кажется писателю оптимальной, занимает много времени, у любящего свои книги автора чужие поделки вызывают боль.

Современная масс-культура считает фанфики признаком популярности исходного произведения (а популярность – это хорошо),  а уважение к создателю – опциональным. Это порождает глобальный раскол между создателем и фанатами. Фанаты при этом могут разнообразно паразитировать на исходном творчестве, вкладывая небольшой труд, а потому быстро забывая, что результаты читают исключительно потому, что там используются знакомые имена и миры. Это касается не только фанфикшна, но и вещей, на которых я подробно останавливаться не буду, – например, ютуберов, зарабатывающих на косплее, обсуждениях чужой вселенной, квизах по чужой вселенной, т.е. на сугубо тематических каналах, интересующих пользователей исключительно из-за мира и героев Роулинг, Мартина и так далее.

Исходным импульсом всегда служит любовь, но там, где талантливые авторы направляют ее на создание своих вещей, здесь она превращается в своего рода эмоциональную наркоманию или работу кривым зеркалом исходника.  Нередко потребителя одолевает ревность к автору, он хочет присвоить любимое – и теряет границы.

Джордж Мартин

Недавно был переведен текст Джорджа Мартина о том, что он думает о фанфикшне – https://7kingdoms.ru/2010/martin-rassuzhdaet-o-fanfikshene/. Мартин выступил против фанфиков, упирая на старомодную защиту прав автора и на то, что ему банально неприятно видеть то, что люди делают с героями, которых он любит. В ответ Мартин получил ненависть фанатов, считающих, что писатели должны молчать, пока девочки заставляют суровых героев изрекать сентиментальные пошлости или насиловать друг друга. Это желание не только развлекаться (что нормально), но и обязательно сохранить иллюзию важности, заткнув автора, широко распространено. Read More