13 Mar

Джоанна Расс How to suppress women’s writing

По наводке Артема fantasy_sf прочитала книгу фантаста и феминистки Джоанны Расс How to suppress women’s writing. Книга рассказывает о наборе приемов, которые использовались и используются, чтобы помешать женщинам писать книги, а искусство тех, кто все же написал, принизить. Книга прямо огонь – тут тебе и обучение художниц анатомии на примере коровы, так как натурщики – это неприлично, и резкая смена эпитетов, когда становится известен пол автора и проч. и проч. На русском книги не было, так что я сделала конспект со своими добавками. Самое интересное, что почти все эти приемы в разных вариациях используются до сих пор. Читайте, распространяйте, испытывайте батхерт =)

Конспект тут: http://yasher.net/quotkak_pomeshat_zhenshchinam_pisat_knigiquot_dzhoanny_rass

20 Jan

девушка достается ктулху

Пока читала книгу о “Звездных войнах”, в обсуждении сценария часто встречались фразы в духе “Лукас еще не решил, кому достанется девушка”.   Это распространенное выражение, которое должно отойти в прошлое. Звучит дико, потому что девушка сведена до предмета,  а соперничество двух людей совершенно не включает реакцию героини (речь шла о Лее).   То есть мужчины соперничают друг с другом, а девушка – это какой-то пассивный объект, который просто лежит и ждет, кто его заберет. В это же выражение заранее (и совершенно напрасно) включается мысль о том, что если соперничество мужчин началось, то женщина по-любому отойдет кому-то из них.

Правильно было бы написать “Лукас еще не решил, кого выберет девушка”.  Девушка, глядя на соперничество, может выбрать одного, может выбрать второго. Она может подумать, что они оба идиоты, и выбрать третьего. Она может выбрать сразу обоих, потому что они подходят для секса, а для чего-то серьезного – вряд ли. а может потому, что ей нравится шведская семья.  Она может никого не выбрать, потому что Галактика в опасности,  потому, что не заинтересована в романтике, или потому, что оба героя показали себя не лучшим образом.   Девушка может делать, что угодно.

 

02 Oct

speed sisters

Наткнулась на классную песню египетской певицы, потом клик за кликом – попала на саундтрек к Speed Sisters, посмотрела и саму документалку про палестинских гонщиц. Кино достаточно простое – краткие портреты девушек из рядовой команды гонщиц + перестрелка у границы.

Классные, конечно. Меня очень трогает тяга к свободе, желание вырваться прочь из липких и настойчивых общественных нитей. Особенно понравилась Нур, которая потом перешла в дрифт. Мой типаж: четкая, концентрированная,  совершенно не завязанная на то, что о ней думают, хотя женщина, которая дрифтует просто ради свободы,  – это тоже хорошая история. Попалась смешная фраза “запах слезоточивого газа переносит меня в детство”.  Заметно, что женщин, у которых дружеские отношения с отцами, значительно меньше заморочек вроде “розовых платьев” и прочей ненужной хуеты.

Меня еще очень поразила Бетти. Бетти любит гонять, но при этом словно старается извинить свою деятельность комичным акцентом на преувеличенную кукольность.  “Я женственна”. – утверждает она, залезает в машину на высоких каблуках и рисует розовые сердечки на алых ногтях.  Меня всегда поражает, когда женщины пытаются извинять какую-нибудь яркую деятельность тем, что умеют изображать бесполезные атрибуты жертвы.  Помню, в одном интервью какая-то певица увлекательно рассказывала, как ей нравится бокс, а потом такая: “Но в жизни я очень женственная, люблю каблуки и платья”.   Эта добавка совершенно не намечалась в разговоре,  но возникла, потому что она сочла нужным “извиниться”. Такая пара “громкий жест” – “отступление под хиджаб” меня всегда вводит в ступор.  На нормальный язык это переводится так: “я люблю сражаться, могу тебе врезать, я смелая и энергичная, но буду отыгрывать роль бесполезной слабой куклы и носить неудобные когти со стразами, которые декларируют идею лишенного занятий секс-инвентаря”. =)  Можно смягчить, конечно, но сам факт. То, что называют женственностью, никому не нужно, особенно – женщинам.

02 Sep

про секс-образование

Вдогонку к последнему подкасту.  Очень сожалею, что сексуальная революция провалилась. Хиппи со своим массовым отказом участвовать в войне, свободным сексом и играми с психоделиками подошли очень близко к тому, чтобы перевернуть подход к сексу, любви, отношениям.  Плюс вовремя изобрели контрацепты, это сразу дает больше свободы и удовольствия. Женщины начали зарабатывать,  предельная финансовая зависимость у многих отступила, так что диктовать им условия стало не так просто.  Начало казаться, что раскованные дети окончательно побеждают замшелых отцов, и те отправляются в ад. Однако тут не в тему возник СПИД  – и вручил терпящим поражение консерваторам новое оружие. Он сделал секс опасным, опять начались разговоры о воздержании и девственности как ценности, прочей чепухе,  за счет него все возненавидели геев. Мне нравится размышлять, каким мог бы стать мир, если бы этого не произошло. При надежной контрацепции и защите от половых инфекций любые высосанные из пальца запреты были бы бесполезны. Прекрасный был бы мир.

Казалось бы, вот есть инет – возможность реализовать любые желания, но увы – http://www.kommersant.ru/doc/3113227. Технологии не меняют стержня. Отношение к сексу не поменялось – это все то же “грязное” занятие. Когда “она мне дала” превратится из усмешки в благодарность – круто, со мной занимались сексом, спасибо, тогда можно будет жить. Многие ожидают молодняк, который сметет с лица земли всю эту старообрядческую хероту. Но проблема в том, что люди медленно развиваются до понимания, что общественные идеалы – это не то, что верно, а то, что в разных ситуациях выгодно (обычно – не тебе).  Молодняк консервативен в плане секса потому, что в голове гибрид легенд  и порнухи,  любопытный коктейль из артхаусных секс-экспериментов и идеалистического мусора о мужчинах-женщинах. А сейчас в школах вообще РПЦ оказалась, наваливая своего говна лопату. Во-вторых,  во всех активных людях силен идеализм, мысли о вселенской справедливости, о том, как сделать мир офигенным, а модель берется из тех же дерьмовых книжек, фильмов, легенд,  преломленных через масс-культуру, где чистые целомудренные девушки ждут своих задир-военов. И парадоксальным образом именно идеализм, именно эта яростная жажда сделать все правильно становится на службу консервативной политики – весь молодецкий раж запросто может уйти в то, чтобы найти через facefind каких-нибудь раскованных чик и их опозорить, потому что они плохие.  Такая странная двойственность. Ну, из серии треков Pharaoh, который сетует, что телки тащат в рот, что попало, “такое время”, но при этом всех их называет сучками, т.к. это мэйнстрим. Мне больше нравилось, когда лали.

Есть только мы сами. Мы можем влиять на некое небольшое окружение собственным примером. Я некоторое время читала блог Никоновой,  ей после известности писало очень много женщин с вопросами – и от этих вопросов волосы на голове шевелились.  Оказывается, у множества людей секс ужасен, а иногда еще и включает скуку или унижения, когда их в порядке “нормы” уламывают на что-то, что вообще не нравится.  Никонова в итоге, наверное, не выдержала все это читать,  запустила свой проект учебника по секс-просвету – и рекордно набрала денег. Тема наболела =) Я свою тысячу тоже закинула, она молодец. Там еще Ника Водвуд, она замечательная.

А Афиша подогнала смачную статью – https://daily.afisha.ru/pokolenie/6593-kak-menyalos-otnoshenie-k-seksu-v-rossii-za-poslednie-100-let/ –  о том, как сначала люди старались выбраться из темноты, а потом необходимость политиков полностью контролировать жизнь личности начала запаковывать все обратно в жену-получеловека, задача которой – рожать, рожать и рожать.  Очень наглядно, как “идеалы” меняются в зависимости от линии партии.

01 Sep

Heresy Hub #6. Неестественность моногамии и ревности (Жета, Райан)

Развлеклась немного и записала выпуск про “традиционные ценности” в виде нерушимого брака на базе “Секса на заре цивилизации” Касильды Жета / Кристофера Райана. Книга почти бульварная, но полезных ссылок и интересных идей там достаточно.

Таймлайн Read More

27 Jun

каларипаятту и бабуля

“Минакши Раджхаван — 73-летняя бабушка из Индии, и она способна надрать вам задницу не хуже Халка Хогана. Больше 60 лет Раджхаван занимается боевым искусством каларипаятту, традиционным для Южной Индии. Она мастерски владеет такими видами оружия, как вальвади (щит и меч), уруми (гибкий меч, длиной до 6 метров) и пандиран, то есть длинный боевой шест. У бабули есть собственная школа боевых искусств, где обучается больше 150 человек и она до сих пор способна побить мужчин в два раза моложе нее” (Disgustingmen)

Мое уважение бабуле:

В школе кендо видела фотографии занимающихся фехтованием яри, японским копьем. Там одна из мастеров была женщина лет 50. Крутота ваще =)

16 May

нужда в позитивном феминизме

Подавляющая часть моих занятий и интересов лежит в “мужском” поле – и работа, и увлечения. Я не подводила под это идеологическую базу,  а просто занималась тем, чем считала нужным.  Это мои занятия и мои увлечения. Так я прожила тридцать с лишним лет, и постепенно наблюдения, опыт и взгляды сложились в систему. Некоторое время назад я прочитала “Второй пол” Симоны Бовуар, которая очень жестко и четко раскладывает по полочкам те же самые взгляды. Мне казалось, что из храбрых и интересных девочек-личностей с помощью давления и воспитания пытаются сделать покорный персонал. “Женщиной не рождаются, женщиной становятся”, – написала Бовуар, рассказывая о том, как детское воспитание и социальное давление ломают и делают из женщины озабоченную красотой, бессмысленную тряпку. Я заинтересовалась теорией феминизма и прочитала немалое количество книг, и тут внезапно тема стала острой – выступления, статьи, споры.  Однако негативный феминизм, концентрирующийся на угнетении женщин и мало места уделяющий их успехам,  приносит мне больше вреда, чем пользы, потому что я обо всем этом знаю, а в больших масштабах это действует удручающе. Таким, как я, нужно больше позитивного феминизма для поддержания сил, чтобы продолжать заниматься своими делами.

Я не считаю себя особенной, и я хочу читать про таких же, как я, или тех, с кого я могла бы взять пример, с кем мне было бы интересно поговорить. Мне нравится Жанна Д’Арк, но не там, где она верит в бога, а там, где стрижет волосы, надевает штаны и руководит армией. В информационном поле я хочу почаще видеть женщин, которые являются чем-то помимо “женщины” –  увлеченных призванием, исследованием, страстью к жизни или профессией, какими бы неподходящими они кому-то ни казались. Женщин-разработчиков и дирижеров, архитекторов систем, композиторов и охотников, женщин, открывающих свои автомастерские, занимающихся профессиональным киберспортом, наукой, играющих на электрогитаре или управляющих портами. Мне интересно про женщин-сварщиков, аналитиков,  тру фантастов, режиссеров или руководителей, но не в контексте угнетения и преодолеваемых препятствий.  Мне нравится читать про горящих своим делом людей.  Я хочу почитать про женщин-продюсеров, мастеров кендо, драматургов или CEO промышленных компаний, про их планы, их путь.  Я встречаю таких людей в жизни, но вот читать про них почти не приходится.  Они невидимы.

Важная задача феминистических и прочих  изданий – в этом просвещении. Она в том, чтобы сделать наличие женщин в совершенно разных областях нормальным. Мне неинтересно, как женщина совмещает семью и работу или как занятия боксом не мешают ей оставаться женственной. Мне интересно,  профи ли они, добиваются ли они чего-то важного.  И нет, они не исключения, это не какие-то особенные женщины, совершающие подвиг. Это нормальные люди.

Read More

03 Apr

сексизм и писатели

Не секрет, что если автор книги – женщина,  текст либо относят к романтической прозе, либо критикуют, находя женские черты там, где их нет. В каждой ситуации или персонаже ищутся стереотипные половые недостатки при том, что многословие, сентиментальность, рыхлость текста и проч. свойственны авторам независимо от пола. Когда те же самые штрихи или расклады присутствуют в текстах мужчины, им чаще ищут объяснение и пытаются разобраться, почему выбраны именно такие методы, именно такие схемы.  Ведь черты характера или ситуации появляются в тексте неслучайно.  Однако в книге автора-женщины не понравившиеся или непонятные вещи вытекают из пола, а все достоинства приписываются редкой удаче – типа, чика поднялась над собой (кое-как).  По этой причине, например, серьезный русфант с женскими именами на обложках плохо продается (за редкими исключениями).  В фэндоме есть четкие представления о том, что женщина писать может, а что – нет.  Скажем, слышала утверждения, что киберпанк – не женский жанр, боевик, научная фантастика и пр.  Все это дикость, конечно.

У нас была довольно интересная дискуссия на эту тему с Еленой Бычковой и Натальей Турчаниновой.  Елена с Натальей являются частью команды, которая выпускает книги под именем Алексея Пехова.  Трио Алексей-Елена-Наталья оказалось очень работоспособным, за счет чего у книг масса фанатов, серии издаются в Германии и США.  Каждый участник команды талантливый автор, что доказывают их сольные работы, а сотрудничество позволяет им держать темп выпуска книг. Однако, несмотря на то, что Алексей неоднократно заявлял о том, что книги они пишут вместе, а квалификация соавторов не вызывает вопросов, многие читатели не оставляют попыток найти женские куски текста, точно уверенные, что вот же они – это там, где про любовь! Все, что кажется им неудачным в текстах, приписывается женщинам, тогда как все удачные моменты – Алексею.  И, естественно, читатели попадают пальцем в небо. Постоянно. Потому что тексты хороших авторов не имеют маркера пола.  Это было бы смешно, если бы не повторялось с каждой книгой.  Безусловно, такое отношение к авторам-женщинам несправедливо.

Read More

27 Mar

матчество / матронимы

Наткнулась на интересную статью про “матчество”, отчество по матери.  Я скептически отношусь к необходимости отчеств, они усложняют имя и не несут особого смысла. Но раз уж эта часть имени в России фиксируется, то интересно,  почему ребенок должен носить при себе имя отца, а имя матери никак не сохраняется? Предположим, отец бросил ребенка в младенчестве, его всю жизнь воспитывает мать, но при этом он все равно носит имя человека, о котором лучше бы забыть. Почему бы не взять имя матери? Правда, это могло бы стать показателем, что ребенок брошен и превратилось бы в повод дразнить. Лучше было бы комбинировать, дать право выбора или как-то иначе ввести в культурное пространство.  Это любопытно.

То, что кажется “само собой разумеющимся”, имеет экономические и культурные причины. Т.к. наследство передавалось по мужской линии, ребенок должен был иметь “маркер” отца., ведь это давало права на наследство. В тексте по ссылке очень интересно наблюдать, как в случае наличия богатой и знатной матери необходимость брать отчество по отцу быстро пропадала =)

27 Mar

мосо и свобода секса

В книге “Секс на заре цивилизации”, которая изо всех сил обрушивается на “естественность” моногамии для человека, нашлись очень интересные сведения о народе мосо, которые не практикуют брак, не отслеживают отцовство и дают женщинам полную сексуальную свободу. У книги сомнительная интонация, но данные о мосо интригуют. Взрослея, девочка мосо получает личную комнату, в которой может принимать любовников, когда пожелает. Такие отношения полностью отделены от социальной и экономической жизни и называются “сесе” (“прогулка”). «Все сесе – просто визиты, не включающие взаимных клятв, перехода собственности, общей заботы о детях или обещаний верности. В языке мосо нет слов для обозначения мужа или жены, они предпочитают «аджу», что значит «друг». Такое устройство общества создает совершенно чуждое нашей культуре свободное пространство для женщин. Для мужчины его дети – это дети его сестры, т.е. отцовство не биологическое, а культурное. В каком-то смысле у ребенка множество матерей и отцов, он получает внимание от многих людей, везде чувствует себя, как дома.

“Когда девочка достигает 13–14 лет, она получает собственную спальню, которая открывается и во внутренний дворик, и на улицу через отдельную дверь. Девушки мосо абсолютно самостоятельно выбирают, кто войдёт через её личную дверь в «бабахуаго» (комнату цветов). Единственное непреложное условие – гость должен уйти до рассвета. У неё может быть другой любовник на следующую ночь, а может, и на остаток текущей ночи, если она того пожелает. Никто не требует обязательств, и любой рождённый ребёнок воспитывается в доме её матери, при помощи братьев девушки и всего сообщества в целом”.

“Сексуальные отношения мосо строго отделены от семейных. Ночью мужчины спят или со своими возлюбленными, или в здании вне основного дома, но не под одной крышей с сёстрами. Традиции запрещают в семье любые разговоры о любви или романтических отношениях. Каждый обязан соблюдать полную конфиденциальность. Хотя мужчина и женщина свободны делать что хотят, они должны уважать личную жизнь друг друга. Суть отношений agio, как их называют сами мосо, характеризуется священным уважением независимости каждого – мужчины или женщины. Кай Хуа, китайский антрополог и автор труда «Общество без отцов и мужей», объясняет: «Мужчины и женщины не только пользуются свободой начинать отношения agio и заканчивать их, когда им будет угодно, но каждый человек может иметь несколько одновременных – на ночь или на более длительный период». Эти отношения могут длиться ровно столько, сколько пара находится вместе. «Когда посетитель выходит из комнаты женщины, это означает конец agio. Концепции agio на будущее не существует. Такие отношения есть сейчас или в прошлом», – пишет Кай Хуа, хотя пара может повторять встречи, когда пожелает”

Read More