01 Jan

книги 2021

В этом году читала меньше, так как было некогда, набралось около 95 книг. При этом я по большей части пренебрегала новинками, поэтому “Миазмы”, например, прочесть не успела. О большей части книг писала на канале, так что кратко.

Взглянув на список, поняла, откуда появилось чувство неудовлетворенности худлитом – в нем очевидно не хватает крутого дарка, удалой дичи и нуара, от которых я расцветаю, только Залер мощно поддал жара.

Read More

26 Jul

роботы и Азимов

Рассказы про роботов Азимова хорошо читаются и сейчас. Они наивны, особенно в плане трех законов робототехники, которые сегодня конструкторы нарушают (см. боевые дроны), но своей соли не потеряли. Меня особенно позабавил рассказ “Логика”. Новая модель робота, способная к самоосознанию и рефлексии, сочла, что такие слабые мясные существа, как люди, попросту не могли его создать, а значит люди – предыдущая неудачная модель, созданная неким отсутствующим и более совершенным Господином. Пока запертые с ним на космической станции инженеры пускают пену и пытаются его переубедить, робот привлекает на свою сторону менее умные модели и фактически захватывает станцию.

После длинных споров инженеры демонстрируют ему, как собирают такого же робота из запчастей, присланных с Земли, чтобы доказать свое превосходство. “Вы собрали части. Но создали их не вы. Они созданы Господином”, – говорит он. Инженеры буйствуют и ссылаются на книги, но робот лишь с жалостью смотрит на них, говоря, что книги и сказки о важности людей созданы для них как для ограниченных существ Господином, чтобы иллюзии помогали им выполнять план. В принципе, он прав. Read More

01 Jan

книги 2020

В 2020-м прочла очень большое количество книг (Goodreads говорит – 157, но я всегда что-то забываю). В первую очередь – из-за неожиданного марафона Лорел Гамильтон, когда я на слабо прочитала подряд 25 книг городского фэнтези про детектива Аниту Блейк.  За этот год я ощутила сильную тягу к чему-то олдскульному, из других времен, и эту пустоту Гамильтон заполнила на ура.

Первые десять книг я не могла оторваться,  читая в кресле подряд, одну за одной, и за прошедшее время Гамильтон ничуть не устарела – так больше не пишет никто. Однако деградация серии от боевика про чику, открывающую двери пинком ноги,  к бесконечному сексу с оборотнями не прошла бесследно. =)  Это был очень экстремальный и дико интересный палп-марафон.

В целом год оказался богат на интересный нонфик, открывающий сразу большой пласт жизни. Про невероятную “Фермату”, Мохова, Гребера я записывала подкасты, но многое осталось лишь моим личным удовольствием. Например, крутейшая “Объективность” Лоррейн Дастон: Read More

23 Nov

чем эротическая сцена в тексте отличается от порно

Недавно поддержала проект издания на русском сетевого китайского романа “Магистр дьявольского культа”. Издательство “Истари” было вынуждено удалить порно-сцену с молодым юношей, чтобы соответствовать законам РФ (или просто не рисковать),  и это вызвало большое недовольство фанатов.

В спорах с издательством фанатки упоминали другие книги, в которых, как им казалось, был такой же накал страстей и схожий уровень непристойности, как в допах Мосян Тунсю. Они, например, называли “Оно” Кинга с его детской оргией инициации или книги издательства Popcorn Books.

Мне стало любопытно – неужели они совсем не ощущают разницы?

Это напомнило комикс Скотта Маклауда “Понимание комикса” , потому что у описанных авторов большая часть непристойностей происходит у читателей в голове, находится между строк и расцветает деталями при чтении, тогда как в порно-допах присутствует детальный и крайне механический процесс, который во всех порно-романах одинаков.

Read More

08 Jul

Джесса Криспин “Почему я не феминистка”

Совершенно случайно наткнулась на книгу Джессы Криспин, редактора не так давно закрытого сайта Bookslut, “Почему я не феминистка”. Криспин феминистка, но, насмотревшись на соцсетевой неофеминизм, решила напомнить о революционных истоках. Она считает, что феминизм прогнулся под давлением капитализма, став клубом по интересам, для принадлежности к которому достаточно купить футболку c надписью “Я феминистка”,  но ничего не изменить по существу. Также она не считает ответом продвижение  по карьерной лестнице, чтобы почти полностью откупиться от ограничений патриархата.

С ее точки зрения женщины на ступеньках жесткой иерархии, созданной современным капитализмом, никакой пользы женщинам как массам не приносят. Вот уж не соглашусь –  бизнес-леди своими качествами показывают пример, что так можно, создают конкуренцию мужчин и женщин на хорошо оплачиваемых должностях, а также приучают к наличию женщин на разных рабочих местах, упрощая путь другим.

Однако в глобальном смысле Криспин права. По Криспин мантра “нам нужно больше женщин в управлении” не имеет смысла, потому что женщины в управлении такие же bitches, как и мужчины. Капиталистическая конкуренция улучшает положение ряда женщин, но не склоняет к доброте и душевной щедрости, а для Криспин как идеалистки феминизм должен быть не просто инструментом освобождения, но и дорогой к другому, более приятному для жизни миру. Read More

20 Jun

интервью с Тэмсин Мьюир: dark fanfiction и некромантия

В качестве противовеса старикам перевела интервью Тэмсин Мьюир с Three Crows Magazine: http://threecrowsmagazine.com/tamsyn-muir-interview-there-is-a-lot-of-blood-on-my-dance-floor/, добавила немного комментариев о незнакомых русскоязычным людям вещах.  Мьюир обожает фанатское творчество, но при этом свои границы есть и у нее. Для нее фанфикшн стал щитом, укрывшись которым она смогла описывать скрываемую травму.

– Начнем с простого: кто такая Тэмсин Мьюир?

– Это самый сложный вопрос. В отчаянии я погуглила “кто такая Тэмсин Мьюир” на случай, если у кого-нибудь были идеи, и благодаря какой-то ошибке перевода нашла это:

“ТЭМСИН МЬЮИР – это омерзительность”.

Мне чертовски это понравилось, стоит печатать на визитках. Я имею в виду, что определение не является неправильным, хотя и упускает некоторые нюансы.  Кто я? Я вроде как отчаянно осматриваю комнату, чтобы обнаружить намеки на ответ, и в итоге я зациклилась на том, что в моем музыкальном плейлисте все еще висит трехминутный техно-ремикс на Hamster Dance. Он тут с 2005 года. Я дико ленива или тоскую по ранним нулевым?

Я послушала его, и он разделился на “Cotton Eye Joe” посередине, так что ответ – дико ленива. Это ужасно. Это не очень хороший ремикс. Уродство полное.

– Каково было вырасти творческой лесбиянкой? С какими трудностями вы столкнулись?

– Я выросла в довольно консервативном обществе, над которым висели тени лесбийских семейных смертей и травм. Моя двоюродная бабушка – бутч старой школы, которая пережила много несчастья, и её история передавалась в семейном кругу как доказательство трагедии жизни гея. Кузина покончила с собой примерно тогда, когда я призналась в своей сексуальности.  Мой собственный coming-out был трудным в том смысле, что я еще не нашла подходящих слов, чтобы об этом говорить, хотя мой старший брат, перед которым я “вышла из шкафа” в 2001 году,  оказался таким очаровательным, таким любящим и таким слащавым, что любой зритель заболел бы кариесом.

Но к наступлению 2000-го я знала, что я лесбиянка, а конец девяностых для признаний был не лучшим временем. Я рассказала об этом в школе, вышло ужасно. Однажды я что-то вякнула в ответ на издевательства, так из меня все дерьмо выбили – учитель ненадолго вышел из аудитории, и весь класс где-то с минуту наблюдал, как меня бьют головой о парту. Там были дети, которых я знала с восьми лет. Никто не сказал ни слова, пока это происходило, никто не двигался, никто не подошел ко мне после. И я никому не жаловалась из-за гордости и, возможно, из-за небольшого сотрясения мозга.

Read More

15 Jun

писатели, которые не любят фанфикшн, и проблемы потребителя

Фанфикшн или попросту фанфики – это творчество фанатов известных книг, сериалов или игр, в которых фанаты берут созданных другими авторами героев и часть мира, чтобы написать с их помощью свою историю. Читатели, влюбленные в героев, пытаются продлить ощущение от книги и пользуются исходным материалом, чтобы удовлетворить свои желания.  Они либо сбрасывают сексуальное напряжение напрямую (герои книги в их руках занимаются разнообразным сексом), либо описывают альтернативное развитие событий, которое им нравится больше (любимый герой не умирает, герои, нравящиеся читателю, женятся, ненавистных ему убивают или насилуют и т.д.).

С точки зрения анализа сексуальности фанфики представляют немалый интерес. С точки зрения литературы это безвкусное и безграмотное заимствование, а порой прямое издевательство над книгой, героями, их характерами и языком. Так как проработка стиля, точного характера и линии развития сюжета, которая кажется писателю оптимальной, занимает много времени, у любящего свои книги автора чужие поделки вызывают боль.

Современная масс-культура считает фанфики признаком популярности исходного произведения (а популярность – это хорошо),  а уважение к создателю – опциональным. Это порождает глобальный раскол между создателем и фанатами. Фанаты при этом могут разнообразно паразитировать на исходном творчестве, вкладывая небольшой труд, а потому быстро забывая, что результаты читают исключительно потому, что там используются знакомые имена и миры. Это касается не только фанфикшна, но и вещей, на которых я подробно останавливаться не буду, – например, ютуберов, зарабатывающих на косплее, обсуждениях чужой вселенной, квизах по чужой вселенной, т.е. на сугубо тематических каналах, интересующих пользователей исключительно из-за мира и героев Роулинг, Мартина и так далее.

Исходным импульсом всегда служит любовь, но там, где талантливые авторы направляют ее на создание своих вещей, здесь она превращается в своего рода эмоциональную наркоманию или работу кривым зеркалом исходника.  Нередко потребителя одолевает ревность к автору, он хочет присвоить любимое – и теряет границы.

Джордж Мартин

Недавно был переведен текст Джорджа Мартина о том, что он думает о фанфикшне – https://7kingdoms.ru/2010/martin-rassuzhdaet-o-fanfikshene/. Мартин выступил против фанфиков, упирая на старомодную защиту прав автора и на то, что ему банально неприятно видеть то, что люди делают с героями, которых он любит. В ответ Мартин получил ненависть фанатов, считающих, что писатели должны молчать, пока девочки заставляют суровых героев изрекать сентиментальные пошлости или насиловать друг друга. Это желание не только развлекаться (что нормально), но и обязательно сохранить иллюзию важности, заткнув автора, широко распространено. Read More

17 May

серия про Аниту Блейк как рассказ о затянувшемся птср

– Вы – покоренный народ, Анита. Ты этого еще не поняла?
– А ты покори вот это, – ответила я, поднимая ствол на уровень ее глаз.
(“Жертва всесожжения”)

В качестве челленджа прочитала/пролистала 25 вампирских романов Лорел Гамильтон про Аниту Блейк, и после этого остаться в здравом уме невозможно.  Больше всего впечатляет быстрый сдвиг с нуарного городского фэнтези, смешанного с суровым триллером,  на бессистемный прон и обсуждение свободных отношений.

То есть томов десять это лучший палп на свете – драйвовый, дерзкий, сексуальный.  Не то, чтобы серия про Аниту Блейк была мягкой, там изначально полицейский процедурал тесно смешивался с вампирской bdsm-эстетикой и жестким триллером. Однако после 12-14 тома перед нами возникает совершенно иная Анита в обрамлении навязанных и многочисленных половых сношений с очередями безликих оборотней. Драки, полицейские расследования, стрельба, кровавые убийства, взвинчивающий секс с ослепительно красивыми мужчинами, bdsm и реплики в духе Клинта Иствуда вдруг сменились на конвейер выяснения отношений с безразмерным гаремом Аниты. Это поистине шокирует.

Обложка к первому крутому тому.

Особенно это поражает потому, что в девяностых таких героинь в городском фэнтези не было, и я уверена, что нет и сейчас. Главный плюс Гамильтон – жесткая хватка, крепкий нуарный замес, полностью лишенный сентиментальности. Гамильтон щедро отдала дань уважения Энн Райс, но такой бескомпромиссности, наглости и привычки огрызаться у Райс нет. Райс – леди, Гамильтон – едва ли, она вышибает дверь ногой. Анита Блейк – это коп в юбке, она любит и умеет убивать, свобода и дело для нее важнее всего остального….

Было. Пока Жан-Клод не превратил героиню в суккуба, питающегося сексом.

Я думаю, большинство читателей настолько поразились такому развороту и исчезновению сюжета, что до сих пор читают том за томом во власти странной травмы, надеясь, что Анита возьмет пистолет и перестреляет свой гарем:

Read More

17 May

Лорел Гамильтон

Пока разговаривали с Зиличем о городском фэнтези, вспомнили революционера и первопроходца эротического urban fantasy, которая начинала с отвязного вампирского палпа. Лорел Гамильтон делала это до того, как это стало модно, причем в издательской системе. Вампирская литература полна своеобразного напряжения. Окончательно его обострила Энн Райс, чей Лестат гедонизмом и жестокостью покорял читателей. Но до Лорел Гамильтон все это оставалось барочным, полным намеков, готической тягучести, держалось в рамках психологической драмы. Гамильтон же взяла героиней Аниту Блейк (ага), натуральную бой-бабу, которая была полной заменой hard boiled guy. Особый шарм придавало то, что она совершенно точно не была подростком и не являлась копией мужчины. Читатели видели горячую взрослую женщину, которая знает, чего хочет, – дерется, флиртует, поднимает мертвых, пьет, трахается с вампирами в душе. Ну и в текстах было то, чего обычно в подобных вещах нет. В них был драйв.

Первые романы подкупили всех любителей городского фанта, в том числе и нас с Зиличем. Как пишет Невский: “Перед нами гибрид классического нуара в стиле Чандлера (сходство Аниты с Филом Марло налицо), детективного триллера а-ля “Молчание ягнят” Р. Харриса, любовно-психологического вампирятника под Райс и урбанистического фэнтези”.

Звучит лестно. Но дальше Гамильтон пошла по пути увеличения количества секса, потому что сила Аниты растет от секса с магическими существами. Анита Блейк стала странствовать по постелям вампиров и оборотней в бешеных количествах, сюжет растворился, героиня изменилась и стала игрушкой магической похоти. С какого-то момента 27-томной эпопеи (с 12-14 тома) Гамильтон окончательно перешла в 18+, растеряв изрядную долю читателей со мной вместе. В неприкрытом 18+ и разговорах про странный вариант навязанной полиамории она с удовольствием и остается по сей день). Все любители фантастики, которые ее превозносили, начали неловко писать о ней, как о позднем Хайнлайне – женщину поработила эротомания, она сошла с ума. Я так не думаю. Скорее всего, Гамильтон, как и многие зрелые женщины, просто перешла в состояние, когда общественное мнение утратило ценность. Read More

02 Apr

мои тексты на обложках

Уже две чужие книги вышли с маленькими моими цитатами на задней части обложек – это мой неожиданный успех как читателя.  Особенно я польщена обложкой “Драконьей республики” Куанг, книга меня очень всколыхнула, заставила вспомнить ранние книги.

Также с моей цитатой вышел второй том трилогии Натальи Осояну, тоже очень хорошая вещь, хотя совершенно по-другому. Такие светлые, романтичные книги про приключения сейчас днем с огнем не найдешь.

Тут, правда, есть одна проблема. Я в телеграм-блог пишу от балды, довольно быстро, мало проверяю на стиль, т.е. на заказ я пишу иначе. Но раз издательство сочло подходящим, то ладно. В конце концов, непосредственный отзыв часто ценится больше взвешенного.