24 Jan

“Фермата” Мунипова

Лучшим нонфиком прошлого года была “Фермата. Разговоры с композиторами” Мунипова, которая не попала в мой список только потому, что я к НГ находилась на ее середине. Завораживающая вещь, где собраны разговоры с современными композиторами, музыка которых большинство пугает, с фокусом на том, каково вообще место современного композитора в мире. Композиторы сейчас так же теряют почву под ногами, как и писатели, но их поддерживает консервативное устройство мира академической музыки и общая композиторская дисциплина. Так же, как писатели ломают голову, кому они нужны в мире, где люди перестают читать книги, так же и композиторы, весьма состоявшиеся и известные, пытаются понять, как дальше развиваться. У каждого своя версия, свой тип рефлексии. Кто-то признает недоумение в отношении будущего открыто, кто-то страстно ищет новое, кто-то пытается примерить костюм дельца, кто-то доволен, но все увлечены своим делом. Всегда приятно почитать мысли людей, которые заняты делом, друзья.

Помимо этого все композиторы – весьма образованные люди. С одной стороны, музыка – это математика, с другой, они хорошо подкованы в гуманитарных областях – от классических сюжетов и истории музыки к религиоведению, философии, живописи, истории искусства в целом. И читать их речь – отдельное удовольствие, только молодняк смазывает впечатление. У каждого свой характер, свой подход, невероятно увлекательно. Еще любопытно вот что: для рядового человека, не заинтересованного в такой музыке, современные композиторы, авангардисты, минималисты и т.д. – это кто-то вроде нойзеров (и они не совсем неправы). При этом сами композиторы давно понимают, что авангард, атональная музыка и т.д. – это нечто старое и всем надоевшее, им хочется заново открывать красоту, хотя она устарела еще раньше, и этот конфликт тоже интересен. Такая пограничность трогает, а сложность взятых ими на себя задач мне нравится вдвойне. Отдельный бонус – это плейлист с музыкой композиторов, которых Мунипов интервьюировал, – https://fancymusic.ru/fermata/ Это такой интерактивный, расширяющий книгу элемент, а заодно короткий бесплатный ликбез.

Сама книжка тут – https://www.litres.ru/aleksey-munipov/fermata/ , а вот тут интересный разговор Мунипова с Невским (интервью с ним тоже есть в “Фермате”) – https://www.colta.ru/articles/music_classic/21821-vnutritsehovoe-razdrazhenie Рекомендую читать, даже если вы из музыки знаете только Баха и Моцарта, ну а тем, кто хоть как-то соприкасался с музыкальным миром, будет любопытно вдвойне. P.S. У Мунипова канал есть – t.me/fermate

Read More

06 Jan

книги 2019

В 2019 неожиданно для себя прочла около 130 книг и комиксов, но на самом деле больше, потому что проводила эксперимент по изучению сетевой литературы, и в рамках него просмотрела много текстов разной степени ужаса, они не включены в список. Как и намеревалась, немного добавила  манги, но ничего уровня Dorohedoro не читала.

Больше всего меня поразил сборник рассказов Игана – он открылся с новой стороны, показав, как хорошо умеет понимать человеческую психологию. Почти каждый рассказ из “Аксиоматик” загружает размышлением над невозможной ситуацией, причем делает это невероятно красиво. Например – https://vk.com/heresyhub?w=wall-79012556_423  и до легендарных “Неустойчивых орбит в пространстве лжи”. Игана почему-то считают математиком-аутистом, но при глубине своих концепций он очень лиричен.

Обложка к “Аксиоматике” Игана

Постмодернисты (метамодернисты) всегда меня радуют, и в этом году я прочитала одновременно “Бесконечную шутку” Уоллеса и “Читательский блок” Марксона.  Оба романа технически мощно сделаны, а авторы хорошо понимают, как мозг взаимодействует с текстом, хотя “Блок” не так перегружен депрессией, как “Шутка”. О “Бесконечной шутке” писала длинный, насыщенный текст тут – http://heresyhub.com/beskonechnaya-shutka-tekstovye-fraktaly-prevoshodstvo-i-zavisimost/, о Марксоне и его связи с Уоллесом – тут. Read More

06 Jan

Анджела Картер “Кровавая комната”

“Лесной царь” из своего рода легендарного сборника “Кровавая комната” Анджелы Картер https://fantlab.ru/edition13782 не такой броский, как кровавые и символические переделки “Красной шапочки”, но меня он совершенно заворожил. Картер написала жесткие, барочно избыточные постмодернистские вариации на тему сказок, но сбалансировала эту избыточность цинизмом интеллекта и сильной чувственностью, сексом. Все рассказы сборника ярки, как кровавое пятно на простыне, а вот “Лесной царь” похож на бледное пламя.

Девушка входит в лес, отделяющий ее от обыденности сложным лабиринтом, и становится любовницей Лесного Царя. Он покоряет любовью, и даже ржавые, дикие лисицы кладут голову ему на колени. Однако царь с зелеными, как яблоки, глазами безжалостен, как положено природе. Он собирает диких птиц в громоздящиеся друг на друга клетки и загадочно улыбается. Любовная одержимость словно позволяет выпить сущность человека, осушить его, оставить лишь крохотное птичье тельце, и девушка уже знает, что сулит ей красота Царя. Расчесывая его длинные, прекрасные волосы, она заплетает их в косы, чтобы задушить его ими, и вернуть себе (и другим) свободу, а потом натянуть его волосы струнами на пустую, молчаливую скрипку. Read More

13 Dec

Дэвид Марксон “Читательский блок” / Markson Reader’s Block

Благодаря Вандермееру прочла Reader’s Block Марксона https://www.goodreads.com/book/show/195607.Reader_s_Block , это очень депрессивная и прекрасная в плане монтажа книга. Марксон – постмодернист, любимый Уоллесом, что уже должно настораживать, но кроме этого его позднее творчество – это эксперименты над романами, удаление из них “романности”, которое все равно оставляет на выходе роман. На русском издавалась “Любовница Витгенштейна”, от которой людей разрывает в тряпки, но она более традиционна, чем “Читательский блок”. Так вот Марксон в позднем возрасте постоянно писал экспериментальные тексты, где играл с фактами и цитатами и одновременно показывал, что нарратив может быть создан поверх совершенно не подходящей для этого мозаики или даже с помощью нее. Это не хаотический катап Берроуза и не дикость дада, а более упорядоченная форма. Некоторые шутят, что Марксон изобрел Твиттер, потому что текст состоит из разнородных коротких фраз/исторических анекдотов и так далее.

“Читательский блок” – антироман. Это не должно работать, но это красиво. Марксон убирает из романа все традиционные элементы – явно выраженный сценарий, развитие персонажей, кульминации и прочее, но при этом читается результат великолепно. Текст представляет собой падающие один за другим и никак не связанные факты о жизни известных творцов (такие любят каналы и таблоиды), обрывки узнаваемых цитат, имена героев и писателей, но постепенно среди них проскакивают детали о состоянии Читателя и насмешливые заметки о Протагонисте. Автор спрашивает, должен ли Протагонист существовать, этим вводя его в текст, задаются вопросы о том, чем он должен заниматься, какая у него была семья – и это все выглядит как насмешка над стандартным построением истории. Протагонист одинок и переполнен обрывками сведений из книг, которые сталкиваются внутри него, словно пластиковый мусор, бьющийся о стенки канала. Читатель существует как он сам (читающий книгу человек) и как Читатель из книги, наблюдающий за Протагонистом (~Марксоном), но разница все же есть. Выуживать куски “сюжета” – как идти сквозь дождь из разнородных фактов о чужих самоубийствах и рождениях, при этом Марксон подтрунивает над слиянием Читателя-героя и самого читателя текста. Книга многослойна в плане смыслов и совершенно завораживает своим ритмом, рождающимся внутри коллажа.

Read More

05 Jun

“Бесконечная шутка” Уоллеса

Написала крутой текст в 11 страниц (!) чистого, беспримесного безумия про “Бесконечную шутку” Уоллеса с фракталами и схемами – http://heresyhub.com/beskonechnaya-shutka-tekstovye-fraktaly-prevoshodstvo-i-zavisimost/ Выбрала скупой ряд точек на свой вкус и немного увлеклась. Структура, депрессия, любовные письма со сносками, Канторово множество, кидания столами, демерол и клуб превосходства.

12 Apr

love story

Алан Мур писал вот что: «Если ваши рассказы хвалят за меланхоличный и вдумчивый тон — это повод написать что-нибудь легкомысленное и дурацкое. Если люди аплодируют вашей криминальной драме, попробуйте создать комедию <…> Если есть жанр или форма, которых вы раньше избегали, то, возможно, обращение к ним станет для вас вызовом, испытанием и поможет улучшить свои писательские навыки»

Да, ребята, действительно сложные деды не советуют “выбрать свой жанр и держаться за него” или еще что-то столь же безопасное, сколь унылое.  Мур зовет погружаться в неизведанное, потому что только там можно узнать что-то новое.

После/во время депрессии начала взламывать себя изнутри. Сначала сделала роман, в котором есть юмор, – фактически это постапокалиптический сюрный вестерн, где герои валяют дурака (он скоро выйдет),  а потом решилась на вещь, которую для человека с моим темным и жестким стилем сложно предположить.

Написала уже около половины условного любовного фэнтези, которое я бы назвала феминистическим. Оно получается странным, а потому писать интересно. Мне очень нравился роман Маргерит Дюрас “Любовник из Северного Китая”. В нем молодая девушка показана охотником, а не кем-то, у кого “забирают невинность”. Мне такая позиция исследователя и наблюдателя всегда была близка, и захотелось решить романтические штампы в другом ключе – познание себя через познание других. Это как в игре the Path – чтобы позврослеть, девушка должна сойти с тропы, войти в лес и познать своего волка. В моем романе “волков” пять. Мысль заключается в том, что чтобы найти настоящую любовь, ты сначала должен познать ее разнообразие, чтобы не попасть в ловушку.

В мире книги молодые девушки-воины приходят в квартал удовольствий к мастерам своего дела, чтобы познать свое тело, но героиня хочет получить от них секреты искусства меча, а для этого нужно подобрать ключ к каждому из мужчин. Ей нужно освободиться от войны, чтобы познать любовь, и познать любовь, чтобы победить в войне. Каждый из “волков” уверен в себе, но никогда нельзя изменить другого, не изменившись самому, и вот этот процесс на подложке уже стоит внимания.

Любовные истории, которые выпускают, мне кажутся пресными, в них используется тип поведения, который меня не заводит, поэтому я написала то, что мне нравится, но внедрила в это обыкновенную дорамную схему. Периодически она так и норовит слезть, выпустив наружу хтонь, и пока получается достаточно просто, чтобы это могли читать обычные потребители таких вещей, но достаточно поэтично, чтобы мне любопытно было писать. Все мои фетиши соединились в одном месте: 1) фехтование и мечи 2) философия 3) поэзия 4) мужские гаремы , 6) реверс канона, 7) bishōnen. Как говорится, такой интерпретации восстания Шинсегуми вы еще не видели.

Но удивительно вот что: работая с неизвестным жанром, темами, схемами, я узнаю о себе гораздо больше, чем делая идейные вещи, крепящиеся на моем личном стержне.  Например, мне никогда не было интересно описывать удачные любовные приключения просто потому, что я не представляю, каков язык безопасной любви. Это же все обман, сладкие конфеты, а любовь всегда опасна просто потому, что она трансформирует, выбивает с Земли на орбиту. Для меня любовь – это то, от чего хочется избавиться, то, что пытается тебя поработить, даже если это происходит во благо личности.  Это как вот в этой песне Cure, где бурлящий шквал гитар передает все смятение души, чтобы ближе ко второй части инструментала перейти в вопль, где человек одновременно молит о поцелуе и о том, чтобы человек умер и освободил от пытки.

Вот такой конфликт да, вполне в моем духе,  это тебе и “Кодекс”, и “Фрагментация памяти”, и “Демон пустоты”.  Я люблю поэзию, но не поэзию мира, а поэзию войны. Она мне удается без труда, и поэтому как раз и стоит последовать совету Мура.

Писать love story для меня – это словно разговаривать с человеком, держа за спиной цветок и нож, и каждый раз (каждый!) выбирать, что выпадет в этот раз. Именно поэтому между красивыми декорациями проглядывает бегущий раненый олень, и вот уже это мне нравится.

14 Feb

“Демон пустоты”- моя новая книга в продаже!

Вышла моя новая книга – сборник жестких и непредсказуемых рассказов  “Демон пустоты”.  Поэт прибывает в живой город, чтобы его укротить. Рапунцель сбегает из башни, мечтая стать пиратом. Шпион, ворующий секреты, зачарован желанием не быть человеком, а циничный продавец душ ранен встречей с давно забытыми чувствами. Это приключения, полные мрачной силы и одержимости — искусством, целью, убийством, сожалением, любовью или пустотой.

Некоторые рассказы выходили в финалы конкурсов и уже известны читателям,  но основные семь рассказов – совершенно новые и крутые вещи, обыгрывающие главную тему сборника.  Если вы хотите темной поэзии страстей и вызова, вам сюда. Для книги пару иллюстраций нарисовала колумбийская художница Каролина Фуэнмайор, редактором выступила Ольга Медведева из “Армады”, отличную обложку сделал Нгоо. Больше понравится тем, кто любит темное фэнтези, нуар, киберпанк, ту особую интонацию, которая связывает эти жанры и является отличительной фишкой моего стиля. Вряд ли заинтересует тех, кто любит уютную и закругленную прозу.

Купить книгу можно и нужно тут – https://ridero.ru/books/demon_pustoty/ Доступна покупка через Литрес, Amazon, Ozon и удобное чтение в Bookmate.  Читайте, кидайте ссылки, пишите отзывы, рассказывайте приятелям. Если у вас есть блог или канал, на котором вы хотите рассказать о книге, обращайтесь ко мне.

04 Feb

книги 2018

 
В прошлом году я читала немного больше обычного – https://www.goodreads.com/user_challenges/11098511, и Goodreads насчитал 131 книгу, но что-то я пропустила.  Такая активность была связана со свободной половиной года, статьями, требовавшими материала и исследований, и отчасти с подкастом Heresy Hub, потому что одна мысль сразу тянет за собой другие – и я ухожу в исследования и свою “внутреннюю Монголию” очень легко. В подкасте используется из этого процентов 20%, но зато я узнаю все, что мне хотелось, и этот подпольный процесс интереснее результата.
 
На английском в этом году я читать ленилась, хотя и сделала конспект Джоанны Расс. Я не фанат читать худлит на английском, потому что мне не хватает свободы знания языка для полноценного понимания трудных и разнообразных текстов, а простые мне малоинтересны. Нонфик, переговоры – пожалуйста, а вот сколько-нибудь изобретательное фэнтези или философия на английском требует усилия и словаря под рукой. Так как на русском я читаю крайне быстро, такая сильная разница в продвижении по тексту меня напрягает, но пару книг я все-таки прочла. Пропорция между нонфиком и фантастикой осталась примерно такой же, как была, а вот с мангой  – полный провал. Ни одной даже самой завалящей манги! Стоит в этом году выделить “квоту” под мангу, что ли.  
 
После взгляда на список меня любят спрашивать, как мне это удается и что я для этого делаю, поэтому отвечу заранее, – ничего. Никаких методик, никаких битв, никаких проблем. Я читала книги с первого класса, пока остальные изучали букварь, и читаю очень быстро, все происходит само собой – опыт, видимо.  Если бы мне надо было себя заставлять и изобретать методы, я бы не прочитала и пары десятков, потому что я ненавижу принуждение в любых формах. Книги для меня – это один из основных инструментов познания мира и получения удовольствия, так что это просто часть моей жизни.  Я и писатель, и читатель, что дополнительно обогащает опыт, у меня особое отношение к “пребыванию” в тексте. О моей философии знать, как все устроено, писала здесь – линк.
 
Теперь краткий топ,  особенно яркие книги я выделила жирным. Но это не означает, что остальные плохи, там много хорошей литературы. 

Read More

04 Jul

комментарии читателей о книгах, иллюзия понимания и безумие

Мы все считаем, что чертовски умны, понимаем, “что хотел сказать автор”,  и обвиняем писателя за неоправданные ожидания,  о которых он не знал и которые не собирался оправдывать.  Из-за этого отзывы о книгах очень плохи.

Проиллюстрирую на примере “Двери восприятия” Хаксли, где комментатор поставил 2 балла Хаксли, а не своему умению читать:

“Книга показалась мне чересчур сложной-больше половины вещей,рассказываемых автором,мне были непонятны, логически проследить и осмыслить нить рассуждений довольно сложно, имена,на которые постояно ссылается автор,мне не знакомы,ввиду чего не до конца понятно что же хочет автор сказать.”

Я знаю ситуацию с обеих сторон – и со стороны “критика”, активного читателя, и со стороны писателя, так что расскажу о своих ощущениях:  комментарии к книгам – это жесть, бесконечные американские горки из невероятной самоуверенности и потрясающей глупости. Мои комментарии о книгах  –  тоже то еще удовольствие с точки зрения их авторов, потому что я люблю делать смелые предположения, больше рассказывающие обо мне, чем о книге. Это касается любого комментатора. Read More