18 Sep

медиа / искусство уходить

Не люблю слово “медиа” применительно к каналам телеграма. Если “медиа”,  то обязательно бездуховная хуета / постоянный обмен ссылками с обезличенно поданными новостями из англоязычного инета или диванная аналитика.

Также абсолютно не переношу предупреждение о том, сколько займет чтение рядом со статьями (пример 1, пример 2).  Во-первых, сразу хочется сказать что-то в духе “чувак, это у тебя чтение займет 10 минут , а у меня  – 2”, во-вторых, видится попытка подобраться к воображаемому читателю, который совершенно не способен читать хоть что-либо, обещанием быстрого завершения текста, в-третьих, просто раздражает необходимость видеть цифру, которая плохо отражает действительность,  потому что все читают по-разному; в-четвертых, эта дурацкая идея о ценности времени делового человека, который рассчитывает и оптимизирует каждый свой шаг, поэтому ему надо узнать, успеет ли он за промежуток, пока пьет кофе…  Цифровой показатель, не несущий смысла, мозолит глаз.  Вот такие люди странные существа.

Нгоо сказал, что у меня заметен ряд проявлений  Аспергера в отношении общения и социальных конструкций.  Я посмеялась, но потом подумала, что это довольно интересный пойнт,  особенно в свете того, что психологические синдромы это не да/нет, а градиент.  Я отлично общаюсь, когда идет обмен данными, а эмпатия у меня повышена. Однако мне крайне трудно поддерживать разговор, в котором люди не обмениваются значимой информацией и который не является при этом частью творчества, дружеского конструктора веселых глупостей.  Например, светская беседа, когда люди задают вопросы, ответы на которые их совершенно не интересуют, и обмениваются репликами, которые никому не нужны и имеют своей целью только видимость контакта.  Я не понимаю, зачем тратить на это время, если можно перейти к сути дела. Или общение приятелей, когда они обмениваются натянутыми шутками с целью доебаться друг до друга, маскируя подколы под реплики и разговор, хотя очевидно, что это лишь пинг-понг боли и унижения, который зачем-то выдают за беседу.  Мне неясно, зачем тратить время на эту хуйню. Раньше я присутствовала, как большинство,  но потом научилась уходить. Если же люди говорят что-то пусть неловкое, но искреннее, т.е. делятся новой, полезной единицей информации, все нормально.

Умение уходить – это лучшее умение в моей жизни. Серьезно.  В каком-то возрасте до меня вдруг дошло, что находиться в каком бы то ни было обществе и делать что бы то ни было, если тебе это совершенно не нравится,  необязательно. Можно просто встать и уйти.  Посиделки в баре вместо веселых превратились в унылое растягивание резины, где всем просто стыдно в этом признаться? Берешь и уходишь.  Корпоративное обучение, которое ведут идиоты? Встаешь и уходишь.  Патриоты решают, кто должен принести себя в жертву? Встаешь и уходишь. Современные художники нажрались и кто-то танцует в женском платье? Встаешь и уходишь.  Кто-то говорит, что ты обязан соответствовать его представлениям? Встаешь и уходишь. Родители пытаются научить жизни? Встаешь и уходишь. Порвалась ниточка любви? Встаешь и уходишь.  Сетевая игра была веселой, а стала унылой? Заканчиваешь и уходишь. Босс оставляет после завершения рабочего дня для групповой проповеди? Вежливо откланиваешься и уходишь. Тебя зовут на свадьбу, похороны, крестины или еще какую-нибудь свалку малознакомых людей, которые тебе не нравятся? Конечно же, уходишь. На собеседовании сразу стало понятно, что эта контора не подходит и остаток разговора – трата времени? Вежливо объясняешь ситуацию и уходишь. Понял, что ты лишний на празднике жизни? Встаешь и уходишь. Огромное количество проблем решается этим простейшим приемом.  Везде, где нет необходимости сделать что-то реальное, а твое присутствие – лишь мучение ради формальностей, можно спокойно уйти.

Вы не представляете, в скольких ситуациях вовсе не обязательно выслушивать разную хуйню. Можно просто встать и отправиться заниматься своими делами.  Всегда так делаю.

01 Sep

Heresy Hub #6. Неестественность моногамии и ревности (Жета, Райан)

Развлеклась немного и записала выпуск про “традиционные ценности” в виде нерушимого брака на базе “Секса на заре цивилизации” Касильды Жета / Кристофера Райана. Книга почти бульварная, но полезных ссылок и интересных идей там достаточно.

Таймлайн Read More

17 Jul

Heresy Hub #3 Барбара Шер и идея предназначения как обман

Речь пойдет об идее предназначения, которую я считаю фуфлом, людях с широким кругом интересов, желающих заниматься всем подряд, и о том, что начинать и бросать – совершенно нормально. Катализатором была книга “Отказываюсь выбирать” Барбары Шер, но речь пойдет немного о другом.

Таймлайн:
0:10 Лирика об отношении к тем, кто хочет пробовать все подряд
1:02 Об идеях книги в целом
4:48 О вине за бросание незаконченных проектов и страхе бросить
7:21 О сканерах
10:48 Феерический пример женщины-сканера
12:04 Культура результата против культуры процесса
12:57 Связь с оценками и сериал Review
14:04 Необходимость разрешения от общества быть собой – неожиданные примеры из книги Шер

Бонус-линки:
Review – www.imdb.com/title/tt2141913/

 

 

21 Jun

каково быть интровертом

Одна из неожиданностей прошлого года заключалась в осознании того, что я интроверт. Раньше у меня не было поводов об этом задумываться, ведь разделение на интровертов-экстравертов –  фикция, условность, словно гороскоп или что-нибудь в этом духе. В реальности люди сочетают оба “направления” или переключаются между ними настроением. Кроме того в обывательском представлении интроверт – это не вылезающий из угла задрот, не способный связать двух слов. В реальности же это человек, чьи размышления и внутренний мир привлекают его больше социальной движухи. Интроверт не испытывает проблем при общении, просто оно его утомляет, и ему нужно восстановить силы в одиночестве перед следующим всплеском общительности.
 
Из-за разницы темпераментов и того, что подавляющее большинство моих друзей – это совсем уж гики и хикканы, всегда считала себя такой девочкой-зажигалкой. Фишка в том, что те, с кем я тесно общаюсь, имеют значительно меньший индекс социализации, чем я (возможно, это мне в них и нравится). Кроме того у меня в жизни сильно выражена периодичность. Как правило я категоричная, очень деятельная,  причем в самых разных областях, постоянно что-то исследую и кому-то это излагаю. Эти периоды чередуются с периодами “сбора материала”, когда я полностью погружаюсь в себя и не общаюсь. С возрастом второй период занимает все больше времени (я не учитываю формальное рабочее общение, хотя его может быть много). Мне нравится завоевывать, “драться”, у меня получается зажигать людей – и сама я зажигаюсь с легкостью. Также при желании я без труда вхожу в контакт, хорошо читаю людей, умею увлекательно рассказывать о разных вещах и управлять ходом разговора. Это меня и смущало. Мне крайне необходимы люди, чтобы вдохновляться, но есть одна большая проблема – они сильно утомляют, даже если замечательны. Я устаю от общения. Больше людей я люблю создание или изучение чего-либо, чтение, исследования. У меня нет никаких проблем с тем, чтобы себя занять, разговоры о скуке мне непонятны. Собраться и устроить собственный маленький праздник с настольными играми, плясками под Clash или просмотром хорроров – это можно. Но потом нужно как следует отдохнуть.
 
 

Read More

24 Apr

пленники языка

Прочитала заметку про то, что искусственный интеллект перенимает сексизм и расизм, и немного расстроилась.  Мы – пленники языка, т.е. система ценностей во многом определяет возможные выводы, которые с помощью языка можно сделать.  Например,  в нашем языке огромное количество женских существительных формируются от мужских,  являются производными (подчиненными) конструкциями.  В итоге ты можешь добиться равенства, но прошлое будет закреплено в языке, потому что он развивался вместе с обществом, вбирая в себя особенности развития.  Предположим, у нас был бы язык, где занятия для людей разных полов совершенно оторваны друг от друга или же имеют одинаковое обозначение, т.к. для общества нет разницы. Картина мира рисовалась бы немного иначе. Язык определяет мышление, и многие фантасты удачно играют с такими вещами. В ряде языков отсутствуют понятия, которые мы считаем базовыми, и это сказывается на мироощущении. Проповедникам и просветителям в этом случае предельно сложно донести свои идеи, они превращаются в нечто иное.  Как в истории с мосо и их понятиями.

Передача стереотипного импринта искусственному интеллекту – простейшая вещь. Это вообще можно сделать случайно, ничего плохого не подразумевая. Достаточно посмотреть, как мы изучаем иностранные языки – мы учим понятия, которые считаются важными. Слова “мальчик”, “девочка”, “мужчина”, “женщина”становятся базовыми и почти противоположными понятиями, от которых отталкивается новичок в языке, постепенно заполняя пространство между новыми словами. Было бы интересно познакомиться с языком, где пол не имеет никакого значения, а важным считается совершенно другой набор слов. Т.е. мы выбираем базовые глаголы в духе “идти”, “есть”, “пить”, “существовать”, гендерный набор, названия членов семьи и родного города.  Затем к существительным прикрепляются прилагательные, которые характеризуют предмет/существо. И уже на этом этапе можно получить робота, который будет конченым сексистом, ведь детей с детства заебывают тем, какие девочки должны быть красивые и милые, а мальчики – храбрые и умные.  Получается, мы мечтаем о мире, где все будет иначе, а сами встраиваем в изобретения тот же самый набор предрассудков, который задалбывает сегодня.

Короче, язык – это вирус, про это Дилэни круто писал в “Вавилоне 17”.  Там, изучая язык пришельцев, ты становился шпионом, потому что перенимал их ход мыслей и не мог вернуться обратно.  В “Прибытии” Вильнева тоже использовали схожую идею,  хотя и не так круто.  Здорово было бы придумать язык, который бы очищал от заблуждений, которые мы всюду приносим с собой.

10 Jan

истории-паразиты, концепция “я” как машины репрезентации

Опыт с разделением полушарий и дальнейшие исследования в этом направлении укрепляют меня в мысли, что люди находятся в плену историй-паразитов. Можно назвать их социальными мемами. Стереотипы или традиции – это тоже подобного рода глобальные мемы, куски историй, которые объясняют, как реагировать на те или иные события. В них нет ничего подлинного, однако это следствие устройства сознания. Этот набор чужих (и зачастую устаревших) заготовок используется, чтобы разгрузить мозг и ускорить принятие решений, но вряд ли стоит этот набор упрощающих кубиков принимать за что-либо священное, незыблемое или достоверное. Конкретные решения по тому, как действовать, нужно принимать, исходя из конкретной ситуации.

 Если человек наталкивается на тему, которую никогда не изучал и не обдумывал,  он начинает воспроизводить заглушки, подходящие к его текущему образу, которые он ошибочно считает личностью.  Если человек не склонен скептически обдумывать вещи, его “личность” может полностью представлять собой сборку банальностей. Его можно спрашивать о взглядах, но у него их нет.

Эти отношения между человеком и имплантированной системой взглядов очень меня увлекают и одновременно делают внутреннюю жизнь менее значительной, чем о ней привыкли думать. Люди (и я в том числе) предстают лоскутным одеялом из заимствованных и значительно устаревших чужих взглядов, которые принимаются за собственные идеалы.  Как бы ты ни старался, в суждения будут врываться искажения.
 
В курсе “Буддизм и психология”  звучала довольно интересная мысль эволюционного психолога о том, что личность, то, о чем мы привыкли думать, как о “я”, – это не более, чем связи с общественностью, пресс-секретарь. Это то, как мы объясняем для себя и других произошедшие с нами вещи,  машина интерпретации в нужном (или навеянном психологическим состоянием) ключе.  Одно из остроумных объяснений тому, почему мы объясняем сами себе причину поступков, взвешиваем “за” и “против”,  дал Роб Курцбан. Он говорит, что сознательное “я” – машина репрезентации для других, она должна сформировать готовый рациональный ответ для людей на вопрос “почему?”. И особенно важно иметь готовый ответ, когда поступок столкнется с социальным неодобрением, осуждением обществом. 

Read More

25 Nov

наука забивать

Люблю “Теории и практики” за то, что там периодически проскакивают отличные статьи. Моя любимая за последнее время – это “Наука забивать” (в оригинале – “Elegant art of not giving a shit”),  особенно мне нравится схема. Соль сообщения статьи укладывается во фразу: “Воин не беспокоится о том, чего не может изменить”, но элегантная в своей простоте схема меня очень прет.  Чем больше нагрузка, тем больше мозг прогоняет версий событий или каких-то волнующих деталей, хотя это холостые прогоны, не несущие пользы. Идея проста – если мысли влекут за собой необходимость совершить действия, соверши их, если нет – забей.

“Если ты переживаешь, то это еще не значит, что ты делаешь что-то полезное, хотя может казаться, что это так. Кажется вполне закономерным, что каждый раз, запариваясь над чем-то, мы тем самым приближаемся к какому-то ответу. Но это не так, потому что постоянное прокручивание в голове — это мыслительный процесс, а мыслительный процесс, не направленный на поиск решения, бесполезен.”

zabivatСуществует целая куча вещей, на которые нельзя повлиять, и если дергаться над каждой, только сокращаешь себе жизнь. Скажем, ты отправил свою книгу в издательство и ждешь решения. Волнение никак тебе не поможет, дело сделано, пора заняться чем-то еще. Или директор компании подписал невыгодный контракт, хотя ему советовали этого не делать. Можно переживать по этому поводу и волноваться, а можно просто сделать свою часть работы, не парясь о не зависящих от тебя вещах, и научиться чему-то (или свалить из такой компании). Научиться забивать не так-то просто, хотя это прекрасный навык. Я бы хотела им полностью овладеть, но выбрасывать всякую всячину из головы довольно сложно.  Есть, чему поучиться, короче.

02 Nov

влияет ли порно на поведение людей

pornВ связи с блокировкой Порнхаба несколько раз натыкалась на статьи и дискуссии о запрете прона. Там всплывает вопрос – влияет ли порно на поведение человека? И многие зачем-то оспаривают из добрых побуждений. Я поразмышляла – и сформулировала, хотя вышло довольно длинно.

Естественно, порно изменяет поведение тех, кто его смотрит, и опосредованно – через заимствования эротической эстетики масс-культурой и особенно музыкальными видео  – на всех остальных. На человека сильно влияет любая визуальная информация, особенно если она приправлена каким-то ярким акцентом, эмоциями или запретами.  Это не означает, что поиграв в компьютерную игру, человек побежит убивать людей, как любят описывать депутаты, или, посмотрев разнузданный “сэндвич”, побежит искать дополнительных партнеров, но схема из порно определенно присваивается и оценивается, как происходит с любыми другими данными. Схемы запоминаются, хочешь ты этого или нет. Верующие и моралисты любят утрировать, проклиная любой эротический материал, и это попытка паразитировать на сексуальной тематике, взращивать чувство вины. Их аргументация смехотворна. Но отрицать влияние порно нелепо.

Запоминание шаблонов характерно для всех, хотя больше всего заметно на молодняке – прежде, чем выработать свой собственный стиль, люди проходят через солянку макетов из книг, кино, игр, рассказов друзей и проч в надежде испытать яркие эмоции, создать свою историю, сделать ее такой же необычной, как в любимом фильме. Копнув глубже, возьмем фоторакурсы, используемые в журналах и рекламе. Они определяют, что в настоящий момент считается сексуальным, заставляют считать красивым одно – и некрасивым другое, даже более того – создают каталог социально одобренных “красивых” и эротичных поз и типов внешности. Рассматривая фотографии девушек и парней в инстаграме, можно увидеть, что шаблоны “красивости”, привлекательности, соответствующие этим понятиям позы, расположение относительно камеры, макияж, выражения лиц и прочее являются копиями, социально одобренными моделями поведения. Ты можешь этого не осознавать, но начиная себя фотографировать, чтобы понравиться кому-то, перебираешь эти шаблоны и считаешь, следовать им или их нарушить. Ты знаешь, как должен выглядеть сексуальный призыв, – полуоткрытые губы, отставленные попки, вот это все. Желая понравиться, я выберу какой-то из “симпатичных” ракурсов или осознанно нарушу его. Осознание не избавляет от влияния. Совсем игнорируются шаблоны редко, когда человек на волне.

Вернемся к порно. Естественно, что порно тоже задает определенные стандарты, касающиеся сексуального поведения. Многие женщины дико беспокоятся о том, достаточно ли привлекательно они выглядят во время секса и поджимают живот, а многие мужчины усердно смотрят в зеркало, пытаясь увериться, достаточно ли они брутальны, просто потому, что они знают, как это должно выглядеть. Появляется некий искусственный стандарт, не особенно помогающий заниматься сексом. Существует даже страх демонстрации своей вагины, потому что форма половых губ и клитора в жизни изрядно различается, а порно тяготеет к аккуратным стандартизованным типам органов. То же самое касается и членов – люди изрядно комплексуют. Порно воспринимается как стандарт, хотя его и осмеивают, – и точно так же, как фильмы, оно делает “идеал” недостижимым. Многие вещи, выглядящие красивыми на экране, в жизни являются малоудобными или попросту мучительными. Множество неловкостей живого секса в порно шедеврально смазывается монтажом, который в жизни невозможен. А потому жизнь вызывает разочарование при рассинхронизации происходящего с воспоминаниями-схемами.

Дальше – про порно и много.

Read More

19 Sep

сила воли и усталость от принятия решений

Сила воли человека – это исчерпаемый ресурс. Об этом редко говорят, когда дают наказ поднапрячься в той или иной области. Принятие решений, особенно сложных, связанных с разнообразными последствиями, по которым также придется принимать решения, постепенно утомляет. То же касается прямолинейного использования силы воли, т.е. если постоянно заставлять себя делать то, что не хочется, можно перегореть. Чем выше ответственность, чем более разветвленное дерево решений, тем сложнее. Особенно это касается руководителей. Я, скажем, начала замечать некоторую усталость от количества решений, когда стала вместо архитектора работать PMом.

Человек вполне способен вести несколько линий, требующих усиленного самоконтроля, – скажем, работать, ходить на тяжелые тренировки, отказываться от пончиков и одновременно самостоятельно проходить курс по Data Mining или, не знаю, Scala programming. Но если в жизни присутствует целая линейка таких вещей, каждая из которых требует силы воли, а к ним подключается необходимость заставлять себя заниматься тем, что ты не любишь, то ресурсы начинают иссякать, человек устает и саботирует то, что раньше казалось предельно важным. Это как бунт против собственного самоконтроля, когда человек восстает против надсмотрщика, которым сам и является. Это запросто может привести к постоянному откладыванию дел и саморазрушению. Говоря проще, если ты бросал курить и одновременно ходил на айкидо, то это ничего, а если к этому добавляется необходимость посещать нелюбимую работу, не выходить из себя, когда по ночам кричит ребенок, выбираться на рынок со своим новым продуктом, преодолевать набор стрессовых факторов вроде внутренней конкуренции/дискриминации/добавьте по желанию и бороться с несчастной любовью, дела пойдут не очень. Поэтому нужно себя беречь и здраво распоряжаться ресурсами, иначе произойдет передоз.

Размышляя над этим, прочитала про два интересных эффекта, относящихся к усталости от принятия решений. Мне кажется, они стоят внимания. Первый – это чрезмерное усложнение, “перепродумывание задачи”, ведущее к параличу и отдалению принятия решения. Назовем его “аналитический паралич”. Это по совместительству основная проблема лже-перфекционистов, предпочитающих предельно усложнять задачу, чтобы за нее не браться. В случае иссякания энергии любое решение представляется чрезмерно упрощенным и не учитывающим всех нюансов, а значит бесполезным (= решать вообще не надо или лучше не сейчас). Это, конечно, либо неумение расставлять приоритеты, т.е. неопытность, либо самообман от усталости.

Вторая штука – это усталость от решений или, говоря понятнее, ухудшение “качества” решений, принятых человеком после долгой череды принятия решений (или попытка вообще от принятия решения увильнуть, положившись на шаблоны или случайность). Очень интересная штука, которую иллюстрируют в том числе усталостью покупателей при чрезмерном богатстве выбора. Довольно смешной пример. Т.е. человек, выбирающих из трех швабр, и человек, выбирающих из двадцати швабр, в среднем сделают разный выбор, причем выбор первого будет выгоднее для него Read More

11 Sep

сериал “Сотня” : проблема родителей

100-season-3

Неожиданно прониклась сериалом “Сотня” за счет нескончаемого, постоянного нагнетения напряжения в каждой серии, женских характеров, а также из-за плевков в сторону моралистов. В этом смысле особенно доставляет второй сезон. Каждый герой, начинающий рассуждать о невозможности ради выживания приносить в жертву близких или просто других людей, в скором времени сам приносит в жертву целый полк и начинает понимать, что не такой уж он и замечательный. Кроме того бывший предатель и маньяк-убийца в следующем бою вполне может спасти тебе жизнь, чтобы затем опять предать, если обстоятельства изменятся. С точки зрения развития персонажей “Сотня” сделана весьма изобретательно, несмотря на целую кучу допущений, свойственных сериалам. Кроме того очень интересно наблюдать, как в мире постапокалипсиса, населенного разрозненными кучками людей, каждый считает землю своей, себя – избранным народом и надеждой человечества, хотя с точки зрения наблюдателя все они одинаковы. Это касается и современной политики в целом.

Одна из крутых вещей, что есть в “Сотне”, – это отменная демонстрация проблемы родителей и детей. Проблема заключается в том, что родители сковывают детей, мешают им становиться независимыми. Они могут признавать самостоятельность на словах, но это лишь честолюбие, безобидное хвастовство своими “достижениями”, ведь воспитание детей и сами дети воспринимаются в обществе как личное достижение (или фэйловый проект, если ребенок не оправдывает минимальных ожиданий). Посадить дерево, построить дом, вырастить сына. Здесь дерево, дом и сын в каком-то смысле идентичны друг другу. Я не говорю о любви – конечно, родители любят детей, и даже больше, чем следует, но эта любовь, соединенная с опекой, мешает жить. Когда доходит до дела, а не речей, родители пытаются принимать за детей решения, стараются выдавать собственные выводы за те, к которым ребенок пришел сам, устранять детей от принятия сложных решений и т.д. Но даже если о заботе нет и речи, они автоматически считают детей зависимыми, ведомыми, подчиненными. Кто-то находит это приятным, но это как мягкие путы, лишающие индивидуальности. Неважно, в положительном это происходит ключе (опека) или отрицательном (пренебрежение). Родителей легко понять. Это почти физиология, ведь логично считать подчиненным тебе то, что ты, условно говоря, произвел и за чем провел много времени. Но именно поэтому их влияния следует избегать.

Read More