20 Jun

интервью с Тэмсин Мьюир: dark fanfiction и некромантия

В качестве противовеса старикам перевела интервью Тэмсин Мьюир с Three Crows Magazine: http://threecrowsmagazine.com/tamsyn-muir-interview-there-is-a-lot-of-blood-on-my-dance-floor/, добавила немного комментариев о незнакомых русскоязычным людям вещах.  Мьюир обожает фанатское творчество, но при этом свои границы есть и у нее. Для нее фанфикшн стал щитом, укрывшись которым она смогла описывать скрываемую травму.

– Начнем с простого: кто такая Тэмсин Мьюир?

– Это самый сложный вопрос. В отчаянии я погуглила “кто такая Тэмсин Мьюир” на случай, если у кого-нибудь были идеи, и благодаря какой-то ошибке перевода нашла это:

“ТЭМСИН МЬЮИР – это омерзительность”.

Мне чертовски это понравилось, стоит печатать на визитках. Я имею в виду, что определение не является неправильным, хотя и упускает некоторые нюансы.  Кто я? Я вроде как отчаянно осматриваю комнату, чтобы обнаружить намеки на ответ, и в итоге я зациклилась на том, что в моем музыкальном плейлисте все еще висит трехминутный техно-ремикс на Hamster Dance. Он тут с 2005 года. Я дико ленива или тоскую по ранним нулевым?

Я послушала его, и он разделился на “Cotton Eye Joe” посередине, так что ответ – дико ленива. Это ужасно. Это не очень хороший ремикс. Уродство полное.

– Каково было вырасти творческой лесбиянкой? С какими трудностями вы столкнулись?

– Я выросла в довольно консервативном обществе, над которым висели тени лесбийских семейных смертей и травм. Моя двоюродная бабушка – бутч старой школы, которая пережила много несчастья, и её история передавалась в семейном кругу как доказательство трагедии жизни гея. Кузина покончила с собой примерно тогда, когда я призналась в своей сексуальности.  Мой собственный coming-out был трудным в том смысле, что я еще не нашла подходящих слов, чтобы об этом говорить, хотя мой старший брат, перед которым я “вышла из шкафа” в 2001 году,  оказался таким очаровательным, таким любящим и таким слащавым, что любой зритель заболел бы кариесом.

Но к наступлению 2000-го я знала, что я лесбиянка, а конец девяностых для признаний был не лучшим временем. Я рассказала об этом в школе, вышло ужасно. Однажды я что-то вякнула в ответ на издевательства, так из меня все дерьмо выбили – учитель ненадолго вышел из аудитории, и весь класс где-то с минуту наблюдал, как меня бьют головой о парту. Там были дети, которых я знала с восьми лет. Никто не сказал ни слова, пока это происходило, никто не двигался, никто не подошел ко мне после. И я никому не жаловалась из-за гордости и, возможно, из-за небольшого сотрясения мозга.

Read More

15 Jun

писатели, которые не любят фанфикшн, и проблемы потребителя

Фанфикшн или попросту фанфики – это творчество фанатов известных книг, сериалов или игр, в которых фанаты берут созданных другими авторами героев и часть мира, чтобы написать с их помощью свою историю. Читатели, влюбленные в героев, пытаются продлить ощущение от книги и пользуются исходным материалом, чтобы удовлетворить свои желания.  Они либо сбрасывают сексуальное напряжение напрямую (герои книги в их руках занимаются разнообразным сексом), либо описывают альтернативное развитие событий, которое им нравится больше (любимый герой не умирает, герои, нравящиеся читателю, женятся, ненавистных ему убивают или насилуют и т.д.).

С точки зрения анализа сексуальности фанфики представляют немалый интерес. С точки зрения литературы это безвкусное и безграмотное заимствование, а порой прямое издевательство над книгой, героями, их характерами и языком. Так как проработка стиля, точного характера и линии развития сюжета, которая кажется писателю оптимальной, занимает много времени, у любящего свои книги автора чужие поделки вызывают боль.

Современная масс-культура считает фанфики признаком популярности исходного произведения (а популярность – это хорошо),  а уважение к создателю – опциональным. Это порождает глобальный раскол между создателем и фанатами. Фанаты при этом могут разнообразно паразитировать на исходном творчестве, вкладывая небольшой труд, а потому быстро забывая, что результаты читают исключительно потому, что там используются знакомые имена и миры. Это касается не только фанфикшна, но и вещей, на которых я подробно останавливаться не буду, – например, ютуберов, зарабатывающих на косплее, обсуждениях чужой вселенной, квизах по чужой вселенной, т.е. на сугубо тематических каналах, интересующих пользователей исключительно из-за мира и героев Роулинг, Мартина и так далее.

Исходным импульсом всегда служит любовь, но там, где талантливые авторы направляют ее на создание своих вещей, здесь она превращается в своего рода эмоциональную наркоманию или работу кривым зеркалом исходника.  Нередко потребителя одолевает ревность к автору, он хочет присвоить любимое – и теряет границы.

Джордж Мартин

Недавно был переведен текст Джорджа Мартина о том, что он думает о фанфикшне – https://7kingdoms.ru/2010/martin-rassuzhdaet-o-fanfikshene/. Мартин выступил против фанфиков, упирая на старомодную защиту прав автора и на то, что ему банально неприятно видеть то, что люди делают с героями, которых он любит. В ответ Мартин получил ненависть фанатов, считающих, что писатели должны молчать, пока девочки заставляют суровых героев изрекать сентиментальные пошлости или насиловать друг друга. Это желание не только развлекаться (что нормально), но и обязательно сохранить иллюзию важности, заткнув автора, широко распространено. Read More

27 Dec

Паоло Бачигалупи о том, что делать, если люди ненавидят твой текст

Пока я писала рецензию на “Водяной нож” Бачигалупи для redrumers.com, зашла в его блог, который он обновляет нечасто, и наткнулась на пост “When people hate you and/or your writing”(Когда люди ненавидят вас и/или ваш текст). На пост я наткнулась после беседы с человеком, который сетовал на отсутствие условных “традиционных ценностей” в моей книге, и такое совпадение не могло не вызвать ухмылку. Поэтому я вам пост бегло переведу.

“В последнее время я много слышал от авторов, что они чувствуют, что их не любят за то, что они пишут, или за то, кто они, и что они даже ощущают себя объектами ненависти за то, что они написали, или кем являются, и это их напрягает и вызывает чувство, что они выбрали не тот путь.

Я не особенно хочу показывать на этих людей пальцем, но должен сказать, что если вы писатель, то приготовьтесь встретить массу людей, которым вы не понравитесь, которым не понравится ваша работа, ваши ценности или ценности, которые (как они считают) вы представляете. Вы встретите немало людей, которые потребуют, чтобы вы изменились или были кем-то, кем вы не являетесь, которые захотят, чтобы вы стали кем-то другим. Чтобы были немного быстрее или немного медленнее, не настолько заумным или же поумнее, не таким увязшим в политике – или наоборот более ярко выражающим свои взгляды. Вы обязательно наткнетесь на людей, которые в курсе, что вы все делаете не так, которые начнут вопить “Да как ты посмел написать то или это.”

Вашим ответом как писателя может быть только то, что вы продолжите писать. Пишите о том, что вас волнует. Обтачивайте, улучшайте эти вещи, а потом продавайте. Вышвыривайте их прямо в мир! Haters gonna hate. Но если вы продолжите писать, вы также обнаружите людей, которые полюбят вашу работу, тех, кто вас поддержит, захочет, чтобы вы преуспели, потому что им понравились ваши истории. Не тратьте время на то, чтобы кого-то переубедить или доказать что-то тем, кому написанное вами не по душе. Просто поработайте как следует над тем, что любите, и насладитесь беседой с людьми, которым это тоже понравилось. Работайте. Просто работайте. ”

 

22 May

Джон Скальци

John Scalzi

Фантаст Джон Скальци хорошо известен любителям крутой и лаконичной боевки в космосе по “Старикам здесь не место”,  а я вам советую прочитать “Божьи двигатели”, от которой волосы дыбом от кайфа и ужаса.  Но я не так давно узнала, что он еще автор  блога Whatever, где постоянно обозревает разные книги или набрасывает на вентилятор, обсуждая горячие темы.  Набрасывать он стал значительно реже прежнего, но в прошлом Скальци неплохо покрывал херами женоненавистников,  у него есть, что сказать комментаторам (русский)  он нормально относится к геям и плохо – к попыткам саботировать Хьюго и так далее. Но книги других авторов он читает и подробно комментирует до сих пор.

Причем выдержки из его блога даже изданы тремя томиками (1, 2, 3) , и второй, “Your hate mail will be graded”,  получил Хьюго. Неплохо для блогера, да?

Поражает меня это потому, что Скальци пишет боевую космическую фантастику – там, где про бластеры, пыщ-пыщ, т.е. жанр, который в России принадлежит самым консервативным людям. Но при этом имеет прогрессивные взгляды, умеет выражать свои мысли, шутить и так далее. Для знатока русфанта это шок.

11 Sep

Ashley Madison

История взлома “сайта для супружеских измен” немало доставила. Здесь интересны и схемы ведения “бизнеса”, и разоблачения. Полно уроков жизни.  Настолько, что я перевела на русский часть расследования с gizmodo, рассказывающую,  как AM продавала общение с дурно написанными ботами. Интересно, что женщин на сайте было 5% от всего числа пользователей, причем немало из них искало внимания других женщин. Похоже, женщины  не очень падки на такие рекламные слоганы.   Читайте, история интересная.

Меня увлекло, что там с любой стороны, как ни посмотри, – полный фэйл, но при этом компания заработала миллионы долларов.  Фиктивность  и бессмысленность многих онлайн-бизнесов не перестает удивлять, как и люди. Помпезно регистрироваться на платном сайте, оставляя данные и кредитку, ради того, чтобы  изменить жене? Серьезно?  Причем любопытно, что ни одна функция не работала так, как должна. Например, у  Эшли был бизнес по удалению аккаунтов за деньги, но при этой процедуре профиль, конечно, не удалялся. Про профили, собранные рэндомно из устаревших данных, я уж и не говорю.  Если бы я была религиозна, то пошутила бы, что грех стяжательства победил прелюбодеяние по полной.