13 Nov

Heresy Hub #12 Человек без морали, страха и вины – социопаты в реальности (М.Е.Томас, Хаэр)

Случайно прочитанная “исповедь социопата” повлекла за собой интересное расследование о том, правда ли это сверхлюди или миф – откровенное надувательство. Кстати, вышел Mindhunter на ту же тему примерно, но речь пойдет о книге Хаэра.  Забавно, что тема меня заинтересовала после “Я не серийный убийца” Дэна Уэллса. Это старательный дебютный роман, который идет по канве списка отличительных черт социопата,  но его схематичность мне понравилась.  Еще на волне прочитала-таки первый роман про Декстера. Он оказался переполнен романтичным пафосом,  но как же приятно снова увидеть Дебору.

Read More

30 Oct

История М.Е.Томас, социопаты и моральное осуждение

 

Пока делала выпуск подкаста о психических расстройствах, сознательно пропустила социопатов, потому что тема настолько искажена за счет создания писателями неуязвимых, предельно умных злодеев,  почти сверхлюдей, что даже соваться туда неохота. В жизни же все обычно значительно жестче и значительно проще, чем вся эта выспренная чушь.  Кроме того мне “отсутствие совести” не кажется диагнозом,  это больше моральное суждение.  Социопаты – неприятные и опасные люди, но далеко не все они маньяки. Кое-кто из них сделал отличную карьеру, не привлекая лишнего внимания. Плюс “эмпаты” с легкостью совершают преступления и могут быть не менее мерзкими (вспомним военные изнасилования до смерти).  Т.к.  я знаю много примеров в истории, где моральное суждение изображает диагноз, то испытывала определенный скептицизм. Мне казалось, что социопат является проблемой только для окружающих , а не для себя самого, а значит это не болезнь. Но следующая ниже история немного сдвинула точку зрения.

М.Е. Томас – это женщина-юрист, которая написала книгу-исповедь о том, каково это – быть социопатом,  полную самовосхваления своих аналитических способностей чуть более, чем полностью,   а также рассказов о мормонском детстве, полном конкуренции за родительскую любовь, манипуляций,  абсолютной эмоциональной глухоты, если происходящее не касается происходящего с ней, и проч. в таком же духе.

По ее словам, у социопатов нет ярко выраженной личности, поэтому они ее имитируют в зависимости от обстоятельств,  и существует большая проблема с восприятием всерьез эмоций окружающих, которые представляются им вымученной и чрезмерной игрой.  По большей части, их действия мотивированы рациональным расчетом на тему “принесет это пользу мне или нет”,  желания других людей даже не попадают в спектр. В каком-то смысле окружающие для социопатов – неодушевленные объекты, предназначенные для удовлетворения их нужд.   Кроме того бросается в глаза явная переоценка собственных достижений и зацикленность на собственном величии, которая во многих случаях является ошибкой. Стоит ли говорить, что ее самоуверенный тон вызвал у читателей ядерный батхерт, и хотя М.Е Томас умолчала о самых главных своих успехах в разрушении жизни других людей, чтобы ее не засудили,  маленького эпизода с утоплением детеныша опоссума хватило, чтобы общественность дико разъярилась. Read More

02 Sep

забавные исследования vox / улитки, grey poupon

Мне нравится, когда люди занимаются исследованиями всяких диковинных вещей, которым может не найтись применения и которые нужны просто для того, чтобы знать.  Например, мне было интересно, почему рыцари сражаются с улитками на разных средневековых гравюрах. Оказывается, есть даже статья на эту тему – The Snail in Gothic Marginal Warfare , существует целый ряд гипотез – от того, что это военный мем про ломбардцев до того, что это реальные улитки =)

Еще мне очень доставило вот это исследование, почему рэперы постоянно используют название горчицы Grey Poupon в песнях. Чика реально подсчитала, сколько упоминаний в рэп-хитах за разные годы, какова динамика. Вот это энергия.

Там английские сабы есть,  если надо.

27 Jun

Вторая мировая: женщины и вов

“Отдать жизнь за Родину, за Сталина, за свой взвод, за исполнение долга, за друга, за любимую женщину, – как это было естественно и органично для творческого человека на войне. Каким глупым ребячеством казалось все это пьянствующим, подсиживающим друг друга, редко бывающим на передовой, купающимся в орденах и наградах развращенным штабным бюрократам, слепым исполнителям поступающих сверху приказов.” (Рабичев)

В последнее время сплошные командировки, и  я в самолете прочитала большое количество книг о ВОВ, в том числе  три известных работы,  рассказывающие о войне без фальшивого блеска,  – “У войны не женское лицо” Алексиевич,  “Воспоминания о войне” Никулина и “Война все спишет” Рабичева.  Любая война – это бессмысленное и отвращающее прокручивание людей в фарш. Время запредельного скотства и запредельного же героизма. После окончания любых войн их результаты трактуются, как удобно в конкретном контексте (у нас, например, ВОВ превратилась в парадную разновидность религии ), пишутся мифы, но реальность обычно отвращает.  Раньше я читала и мемуары наших, и мемуары немцев, включая испуг перед русскими у Эрнста Юнгера, но таких откровенных впечатлений от войны не встречала.  Все три стоят внимания, хотя книги Никулина и Алексиевич дают лучший охват, чем Рабичев.

Прочитанные книги поражают мощным, страшным макабром. Это как сцена контузии в “Иди и смотри”, звон в голове, полное погружение в ужас.  Никакое темное фэнтези, никакие фантазии на тему гибели, нагромождения трупов,  не могут превзойти реальность. Особенно в этом ключе мощно читается Никулин.  Гигантоманские картины смерти и разложения, невозможно читать  – и невозможно перестать. Но даже больше  картин боев меня поразило отношение к женщинам.  Про групповые изнасилования  немок до смерти  при полном одобрении офицеров и смех бойцов-женщин  – это как-то логически можно понять как компенсацию, месть остервенелого  солдата после нескольких лет фронтового безумия. Кто знает, как бы мы вели себя в такой ситуации? Предугадать сложно.  Многие бойцы выступали против или, понимая, что не могут остановить преступление,  устранялись, но изнасилования и убийства в Германии происходили часто.  Это мерзко  (интересно, что два автора-мужчины описывают эти картины, чтобы освободиться от увиденного или учиненного по ошибке) ,  но меня другое удивило  –  отношение к собственным, русским женщинам.

Во время войны ситуации складывались разные, люди показывали и хорошие, и отвратительные стороны. В этом смысле хороша книга Алексиевич, в ней трогательное соседствует с ужасным. Однако прослеживается неприятная тенденция, о которой я и подумать не могла. В трех или четырех книгах указано, что 17-18-летние девушки, как и парни, люто рвались на фронт, им хотелось “биться с немцем”.  Кому-то из них везло – и окружавшие их бойцы девушек защищали, любили, делая напоминанием о мире; происходили трогательные истории.  Но многие женщины вместо того, чтобы стать героями, превращались в “походных жен” офицеров, т.е. их просто насиловали, пользуясь служебным положением, а затем склоняли к проституции.  Они соглашались поневоле, т.к. быть под офицером все же лучше, чем если к тебе ночью ходит, кто попало, а сбежать – нельзя. О таких ситуациях в разном ключе упоминается во всех трех упомянутых книгах.  Я неприятно поражена.

Read More

02 May

пенсии, будущее, прочее

Одна из главных проблем России (помимо уныния, возведенного в национальную философию, и наглых депутатов с низким IQ , запрещающих все подряд) – это отсутствие ощущения будущего. Т.е. самоубийства, депрессии и прочее являются следствием того, что у человека в России 1) нет контроля над собственной жизнью в минимально необходимых для этого пределах, к нему в любой момент могут ворваться опричники 2) нет возможности долгосрочного планирования. Долгосрочное планирование подразумевает как минимум наличие в старости средств на комфортную жизнь,  уверенность в том, что банк, куда ты положил немного скопленных денег, не накроется вместе с твоими деньгами, а квартиру тем или иным способом не отожмут. Большинство людей, судя по опросам, до стадии накопления не доходят, потому что им не хватает на минимально необходимое. Для меня необходимое  – это не лапша + койка, а наличие возможности лечиться в нормальных местах,  разок в несколько месяцев выходить на какие-то мероприятия, покупать одежду, книги, игры, пр., путешествовать хотя бы раз в год, ходить на спорт и проч. Все это – база, если мы говорим именно о жизни, а не о зябком существовании. И я не думаю, что в старости мой характер и требования сильно изменятся.

В России по старинке принято рассчитывать на государство и детей, но государственная пенсия будет крохотной и покроет разве что оплату квартиры, а дети – непредсказуемое вложение. Реальность такова, что если ты усердно трудишься и неплохо зарабатываешь, ты все равно в старости ничего не получишь. Журнал “Коммерсант Деньги” к этой теме возвращается снова и снова. Правительство постоянно изменяет схему, по которой, чтобы получить крохотную пенсию в 10 000 в месяц, ты должен серьезно постараться, а бедняки и живущие на “зарплату в конверте” должны будут работать дольше тех, кто делает отчисления, т.е. пенсионный возраст отодвигается. Вот здесь бегло описано: https://lenta.ru/articles/2017/05/02/pensmining/ . Деньги из пенсионного фонда с момента присоединения Крыма чиновники тратят, как свои собственные, и возвращать их, естественно, неоткуда. Уже несколько лет накоплений просто изъято на внутренние нужды. Все это означает одно: вам ни хрена не заплатят. Если вы хотите в старости иметь хоть что-то, должны сами отложить.

То же самое говорят и чиновники. Силуанов неоднократно заявлял о том, что человек, который зарабатывает больше 40-50 тысяч, должен собирать себе на пенсию сам и забыть о государстве.   Максимальный размер зарплаты, учитывающийся при расчете пенсии, – 59 000 рублей. Т.е. ты можешь зарабатывать и 100 000 белыми, и 200 000, и 300 000. На размер государственной пенсии это никак не влияет. Ну окей, хорошо. Тогда зачем вы каждый месяц забираете мои деньги? Давайте я их лучше в банк буду класть. Но эти деньги тебе никто не отдаст, потому что ими оплачиваются имперские амбиции и пенсии текущих пенсионеров, особенно учитывая не такое большое количество трудового населения России. Поэтому тут присутствует интересный момент – у тебя (через работодателя) будут продолжать забирать немного денег, но ты одновременно должен обеспечить себя сам. Супер.

Вопрос о том, может ли откладывать человек, зарабатывающий 40 тысяч рублей (и 25 т.р. отдающий за съем квартиры, например), я ставить не буду, тут все понятно. А если меньше? Конечно, у всех представление о тратах очень разное, но особых степеней свободы такая жизнь явно не предполагает. В России также сразу возникает вопрос – а куда откладывать? Из любого банка деньги могут с легкостью испариться. Недвижимость? Но ипотека – это не для слабачков, а ведь стоит еще накопить на жилище.

Вопрос пенсии – это вопрос будущего. Вопрос долгосрочной перспективы. Т.е. человек думает – ага, я наработался достаточно, я старый, я хочу отдохнуть. Хочу купить fancy клетчатые штаны и кормить уточек в парке, а потом выпить чашку кофе в кофейне. И тут оказывается, что ты не можешь отдохнуть, потому что у тебя денег не хватает, чтобы за квартиру даже заплатить (это если она у тебя появилась к старости). Думаете, я прикалываюсь? Тогда приведу пример, сильно округляя.

Read More

16 Mar

Канеман: разница опыт-память и концепция счастья

Это лекция Канемана, где он сравнивает то, что люди реально переживают, с тем, что они вспоминают. Здесь  – русская расшифровка.

Канеман – автор важнейшей книги последних десятилетий “Thinking, Fast and Slow” (в русской версии некорректное “Думай медленно, решай быстро”), за которую он получил Нобелевскую премию по экономике. Книга рассказывает о когнитивных искажениях, постоянных ошибках выбора, недооценке или переоценке вероятности определенных событий и о том, что люди не рациональны, поступают хаотически и переоценивают собственные умения здраво понимать происходящее. Самое же неприятное, что знание об этих искажениях не убирает их. Ты так же им подвержен, как и прежде, разве что можешь постоянно пытаться корректировать собственный курс (рекомендую это видео из курса на edx). Т.е. сказка о рациональном человеческом существе, некоей Личности, принимающей Решения после взвешивания вариантов, не совсем соответствует действительности. Мы тут опять возвращаемся к опытам Газзаниги, которые показывали в том числе, что реальный выбор делается очень быстро, а “медленная” аналитическая система затем придумывает подходящее объяснение, почему такой выбор был сделан. В видео edx приведен отличный пример такой ситуации. Люди выбирают из серии совершенно одинаковых колготок, делая выбор в пользу тех, что лежат правее, но при этом выдумывают массу объяснений, почему они сделали именно так (“эти колготки гораздо мягче и приятнее”). =) В ситуациях жизненно важного выбора человек может быть более внимателен, но так же верно и то, что он может под влиянием стресса принять решения под импринтингом услышанной песни или боли в животе. Thinking, Fast and Slow отлично дополняет мое исследование проблемы личности, начатое стенфордским курсом про буддизм и психологию, где концепция личности как таковая выставляется удобным заблуждением. Я еще напишу об этой замечательной книге.

Кстати, отличным примером работы “движка историй” может служить роман “Замок скрещенных судеб” Кальвино. Там люди “рассказывают” свои истории, выкладывая карты таро, пока остальные пытаются интерпретировать рассказ. Понятно, что это просто набор случайных карт. Однако рассказчик интерпретирует и дополняет их, отталкиваясь от изображенного на картах. Даже на таком скудном материале цветы фантазии запросто работают.

Но вернемся к лекции. Канеман заостряет внимание на разнице между “чувствующим я”, т.е. тем человеком, который прямо сейчас лежит и щурится на солнышке, попивая мартини, и “вспоминающим я”, которое выносит суждения, формирует историю, ощущения, которые запоминаются. При этом совершенно неважно, как на самом деле ощущал себя человек, “ощущающее я” почти не имеет голоса, оно только поставляет материал для дальнейших интерпретаций. Думаю, именно о нем говорят буддисты, когда предлагают сконцентрироваться на настоящем моменте без разнообразных дополнений, тревог, воспоминаний и референсов, которые с лихвой подкидывает мозг. Пример с колоноскопией не кажется мне правильным, потому что не учитывает психологические последствия, которые могут быть сильнее реальной боли. А вот рассказ про фото – ок. Например, человек провел отпуск на южном острове, и по большей части это было гадко – он простудился, не смог купаться, потом получил солнечный ожог, но последние деньки были ничего, и в итоге отпуск получает высокую оценку. После он обернется в ностальгические воспоминания и займет место на пьедестале “счастливых моментов жизни”. Это очень любопытно. Канеман рассказывает о примере с симфонией. Человек слушает великолепную музыку, 20 минут наслаждаясь симфонией. Он счастлив, это прекрасно. Но в конце пластинка испорчена, он расстроен, его воспоминание ужасно, вердикт безжалостен. Хотя на деле он 20 минут наслаждался великолепной музыкой! Реальные ощущения совершенно игнорируются, запоминается только вердикт, оценка. То же самое происходит, например, со многими парами. Они проводят вместе массу прекрасного времени, полного счастливых моментов, но затем, когда чувства охладевают, они запоминают этот опыт как ошибку, как нечто неприятное. Хотя так ли это на самом деле? Людям было весело, они многому научились. Я уже писала, что одни и те же события в памяти могут сильно меняться по мере того, в какую историю своей жизни, в какую “версию себя” человек ее вписывает.

Read More

10 Jan

истории-паразиты, концепция “я” как машины репрезентации

Опыт с разделением полушарий и дальнейшие исследования в этом направлении укрепляют меня в мысли, что люди находятся в плену историй-паразитов. Можно назвать их социальными мемами. Стереотипы или традиции – это тоже подобного рода глобальные мемы, куски историй, которые объясняют, как реагировать на те или иные события. В них нет ничего подлинного, однако это следствие устройства сознания. Этот набор чужих (и зачастую устаревших) заготовок используется, чтобы разгрузить мозг и ускорить принятие решений, но вряд ли стоит этот набор упрощающих кубиков принимать за что-либо священное, незыблемое или достоверное. Конкретные решения по тому, как действовать, нужно принимать, исходя из конкретной ситуации.

 Если человек наталкивается на тему, которую никогда не изучал и не обдумывал,  он начинает воспроизводить заглушки, подходящие к его текущему образу, которые он ошибочно считает личностью.  Если человек не склонен скептически обдумывать вещи, его “личность” может полностью представлять собой сборку банальностей. Его можно спрашивать о взглядах, но у него их нет.

Эти отношения между человеком и имплантированной системой взглядов очень меня увлекают и одновременно делают внутреннюю жизнь менее значительной, чем о ней привыкли думать. Люди (и я в том числе) предстают лоскутным одеялом из заимствованных и значительно устаревших чужих взглядов, которые принимаются за собственные идеалы.  Как бы ты ни старался, в суждения будут врываться искажения.
 
В курсе “Буддизм и психология”  звучала довольно интересная мысль эволюционного психолога о том, что личность, то, о чем мы привыкли думать, как о “я”, – это не более, чем связи с общественностью, пресс-секретарь. Это то, как мы объясняем для себя и других произошедшие с нами вещи,  машина интерпретации в нужном (или навеянном психологическим состоянием) ключе.  Одно из остроумных объяснений тому, почему мы объясняем сами себе причину поступков, взвешиваем “за” и “против”,  дал Роб Курцбан. Он говорит, что сознательное “я” – машина репрезентации для других, она должна сформировать готовый рациональный ответ для людей на вопрос “почему?”. И особенно важно иметь готовый ответ, когда поступок столкнется с социальным неодобрением, осуждением обществом. 

Read More

11 Dec

о женском животе и текучести идеалов

Все традиции и привычки, к которым апеллируют, говоря людям, “как надо” и “как положено”,  являются стечением определенных обстоятельств и постоянно меняются.  Не существует никаких неизменных традиций, в мире людей есть лишь две объективно существующие вещи – рождение и смерть, все остальное – трактовки, культурные, социальные и прочие конструкты. Как не было никакого золотого века в истории человечества, так нет и объективных идеалов красоты или поведения, морали. Все они обусловлены экономическими  причинами или случайностью, но каждый раз, когда наталкиваешься на конкретные примеры, это все же поражает.

Пока читала крайне познавательную книгу об отображении одежды и наготы в искусстве “Сквозь одежду” Энн Холландер, наткнулась на период в живописи, где эротическим центром являлся женский живот. Да, тот самый живот, от которого сейчас женщины стараются изо всех сил избавиться. Мне, конечно, было известно, что общая полнота и рыхлость женского тела (чаще всего в этой связи  упоминают Рембрандта) в определенные исторические периоды являлись стандартами красоты, однако я никогда не думала, что живот занимал место, которое в настоящее время уделяется женской заднице и груди. Более того – Энн Холландер очень четко проводит эту линию эволюции, объясняя когда и почему центр внимания сместился с живота на женские ягодицы, но самое любопытное – это знать, что выпуклый женский живот, который (будем уж правдивы) является обыденной нормой женского тела, был фетишем и являлся максимально притягательным с точки зрения его изображения. Причем живот отображался большим и выпуклым на тощих телах, что заставляло более поздних исследователей считать изображенных женщин беременными.

Возьмем картину грехопадения Адама и Евы Хуго ван дер Гуса (1480):

Маленькие груди, тощие ножки, не слишком выраженные бедра – и объемный округлый живот. Read More

13 Nov

Катар

Если кому-то на что-то не ответила, не обессудьте – вторую неделю работаю в Катаре на порт Дохи. Это из тех случаев, когда компания оплачивает поездки в места, в которые вряд ли сам бы отправился. За это люблю свою работу. Вернусь – расскажу что-нибудь.

img_20161111_150444

А так любопытно, что соотечественники не знают ничего о мусульманской культуре – и не хотят, как будто можно заразиться, просто любопытствуя. Типа, стоит произнести слово “аллах”, как лица вытягиваются. Это забавно. А я сама зато боюсь закутанных, как ниндзя, женщин. Вот вам музычки:

02 Nov

влияет ли порно на поведение людей

pornВ связи с блокировкой Порнхаба несколько раз натыкалась на статьи и дискуссии о запрете прона. Там всплывает вопрос – влияет ли порно на поведение человека? И многие зачем-то оспаривают из добрых побуждений. Я поразмышляла – и сформулировала, хотя вышло довольно длинно.

Естественно, порно изменяет поведение тех, кто его смотрит, и опосредованно – через заимствования эротической эстетики масс-культурой и особенно музыкальными видео  – на всех остальных. На человека сильно влияет любая визуальная информация, особенно если она приправлена каким-то ярким акцентом, эмоциями или запретами.  Это не означает, что поиграв в компьютерную игру, человек побежит убивать людей, как любят описывать депутаты, или, посмотрев разнузданный “сэндвич”, побежит искать дополнительных партнеров, но схема из порно определенно присваивается и оценивается, как происходит с любыми другими данными. Схемы запоминаются, хочешь ты этого или нет. Верующие и моралисты любят утрировать, проклиная любой эротический материал, и это попытка паразитировать на сексуальной тематике, взращивать чувство вины. Их аргументация смехотворна. Но отрицать влияние порно нелепо.

Запоминание шаблонов характерно для всех, хотя больше всего заметно на молодняке – прежде, чем выработать свой собственный стиль, люди проходят через солянку макетов из книг, кино, игр, рассказов друзей и проч в надежде испытать яркие эмоции, создать свою историю, сделать ее такой же необычной, как в любимом фильме. Копнув глубже, возьмем фоторакурсы, используемые в журналах и рекламе. Они определяют, что в настоящий момент считается сексуальным, заставляют считать красивым одно – и некрасивым другое, даже более того – создают каталог социально одобренных “красивых” и эротичных поз и типов внешности. Рассматривая фотографии девушек и парней в инстаграме, можно увидеть, что шаблоны “красивости”, привлекательности, соответствующие этим понятиям позы, расположение относительно камеры, макияж, выражения лиц и прочее являются копиями, социально одобренными моделями поведения. Ты можешь этого не осознавать, но начиная себя фотографировать, чтобы понравиться кому-то, перебираешь эти шаблоны и считаешь, следовать им или их нарушить. Ты знаешь, как должен выглядеть сексуальный призыв, – полуоткрытые губы, отставленные попки, вот это все. Желая понравиться, я выберу какой-то из “симпатичных” ракурсов или осознанно нарушу его. Осознание не избавляет от влияния. Совсем игнорируются шаблоны редко, когда человек на волне.

Вернемся к порно. Естественно, что порно тоже задает определенные стандарты, касающиеся сексуального поведения. Многие женщины дико беспокоятся о том, достаточно ли привлекательно они выглядят во время секса и поджимают живот, а многие мужчины усердно смотрят в зеркало, пытаясь увериться, достаточно ли они брутальны, просто потому, что они знают, как это должно выглядеть. Появляется некий искусственный стандарт, не особенно помогающий заниматься сексом. Существует даже страх демонстрации своей вагины, потому что форма половых губ и клитора в жизни изрядно различается, а порно тяготеет к аккуратным стандартизованным типам органов. То же самое касается и членов – люди изрядно комплексуют. Порно воспринимается как стандарт, хотя его и осмеивают, – и точно так же, как фильмы, оно делает “идеал” недостижимым. Многие вещи, выглядящие красивыми на экране, в жизни являются малоудобными или попросту мучительными. Множество неловкостей живого секса в порно шедеврально смазывается монтажом, который в жизни невозможен. А потому жизнь вызывает разочарование при рассинхронизации происходящего с воспоминаниями-схемами.

Дальше – про порно и много.

Read More