04 Jul

комментарии читателей о книгах, иллюзия понимания и безумие

Мы все считаем, что чертовски умны, понимаем, “что хотел сказать автор”,  и обвиняем писателя за неоправданные ожидания,  о которых он не знал и которые не собирался оправдывать. Из-за таких искажений и привычки цепляться за ассоциации, которые для авторов не имели значения, но имеют значение для нас,  большинство комментариев про книги – это полный пиздец.

Проиллюстрирую на примере “Двери восприятия” Хаксли, где комментатор поставил 2 балла Хаксли, а не своему умению читать:

“Книга показалась мне чересчур сложной-больше половины вещей,рассказываемых автором,мне были непонятны, логически проследить и осмыслить нить рассуждений довольно сложно, имена,на которые постояно ссылается автор,мне не знакомы,ввиду чего не до конца понятно что же хочет автор сказать.”

Отзывы на книги  – это ядрёная смесь безумия, упоротости и эмоционального идиотизма. Я знаю ситуацию с обеих сторон – и со стороны “критика”, активного читателя, и со стороны писателя, так что расскажу о своих ощущениях. Считается, что авторы книг не должны вступать в споры с читателями, обязаны стойко сносить чужие глупости или нападки, чтобы не испортить репутацию и не навлечь волну отрицательных отзывов на взбрыкнувшего писателя. Лучше всего игнорировать комментарии и писать романы дальше. Так вам скажет любой матерый автор, познавший дзен, и он прав.

Но факт остается фактом:  комментарии к книгам – это жесть, бесконечные американские горки из невероятной самоуверенности и потрясающей глупости. Мои комментарии о книгах  –  тоже то еще удовольствие с точки зрения их авторов, потому что я люблю делать смелые предположения, больше рассказывающие обо мне, чем о книге. Это касается любого комментатора. Read More

30 Apr

акт неповиновения

Творчество – это акт неповиновения. Создать что-то стоящее означает проявить смелость, быть готовым к чужому несогласию или крику. Впечатляющее искусство начинается с вызова, пусть даже этот вызов брошен самому себе. Творить означает уметь видеть не только в рамках созданного кем-то канона, где сказано, что хорошо и что плохо, и удачно использовать заданную кем-то другим систему отсчета, но и уметь выбирать другие точки отсчета или даже другие системы. Главное сокровище, которое дает нам интеллект, – это способность понять, что любая система оценок искусственна, что это всегда игра, условность. Постмодернизм осмыслил эту искусственность и провозгласил, что ни одна система не является ценнее другой, что эталонов не существует. Это не стало догмой, но все-таки значительно освободило сознание творцов во всех областях, позволив им большую плоскость экспериментов.

Поэтому когда я вижу популярность каналов “как надо писать” или же критические отзывы на литературу от людей, считающих, что критика – это когда человек отлавливает опечатки, отмечает “плюсы” и “минусы”, словно школьник, и осмеивает неканоничный порядок слов, то становится очевидно, что единственное, что может делать горящий своим делом человек в такой системе – это весело подниматься над ней на ракете воображения. В творчестве нет схем и нет порядка, который туда закладывают маркетологи. Все эти схемы появляются потом и позволяют посредственностям создать менее дурной продукт на основе чужого шаблона. Но настоящее творчество – это танцующая звезда, истрактовать которую и вписать в канон можно лишь спустя долгие годы после вспышки.

20 Mar

интересные ссылки #7: перевод Invisibles, перевод Паркера, японский авангард и анонимность в сети

1. Хорошее интервью с режиссером японского авангарда Шиньей Цукамото – https://syg.ma/@ira-dmitrieva/sinia-tsukamoto-intierviu  . Обожаю этого режиссера. Переводила и выкладывала его фильмы, много о нем писала, чтобы люди смотрели. Сейчас же наступило беспрецедентное время, когда таких артхаусных мастеров можно запросто скачать и посмотреть. “Балет пуль”, скажем, или “Июньский змей” невероятно красивы. Ну и это не говоря о периоде “Тэцуо”. Мне понравилась история о переносных театрах в форме чудовищ.

2. Катабач совершил титанический рывок – и перевел Invisibles Гранта Моррисона. «Незримые» – это история о группе анархо-оккультных террористов и их буквальном и символическом противостоянии Архонтам – сверхпространственным сущностям, пытающимся подчинить себе человечество, используя авторитарные технологии вооружённых сил, правительства, законодательства и образования. По мере развития сюжета многие из внешних отличий между доблестными анархистами и зловещими авторитаристами оказываются мнимыми. То есть это одновременно психоделия, оккультизм и анархо-терроризм. Для своего времени Invisibles были знаковой вещью, хотя сейчас она несколько тяжеловесна. Скачать и приобщиться можно здесь: http://invisibles.katab.asia/ Read More

14 Jan

книги о том, как писать книги

Подавляющее большинство книг о том, как писать книги, делают люди, которые либо не издали ни одной книги на другую тему, либо написали несколько малоизвестных работ, после чего ощутили себя достаточно опытными, чтобы учить других “структурировать новеллы”, “создавать запоминающихся героев”, “использовать трехактную структуру” и так далее. Существует целый ряд авторов-“тренеров”, которые не издали ни одной книги помимо книг о том, как писать книги, но при этом пользуются огромной популярностью и имеют внушительный сет работ о том, как улучшить писательское мастерство. Здесь работает простой эффект – люди считают тебя экспертом, если ты объявляешь себя экспертом и настаиваешь на этом достаточное время, чтобы это отложилось в памяти.

Почему же авторы таких книг не пишут своих? Мне кажется, потому что писать руководства, анализ, интерпретации гораздо проще, чем делать художественную литературу, это просто факт. Популяризация, переложение неких практик значительно легче дается, чем создание художественных вещей, где помимо связности и ударного эффекта выводов приходится заботиться об интриге, эмоциональном вовлечении, удивительном мире, поразительных приключениях и т.д. Люди пробуют, получают базовые навыки, видят, что делать популярные художественные книги сложно – и переключаются на обучение таких же бедолаг, которые считают, что прочтение руководства люто их прокачает. Зарубежные авторы еще и обладают хорошей маркетинговой жилкой, позволяющей видеть свою нишу и ярко презентовать информацию. А дальше уже красота в глазах смотрящего – чем более общий и размытый совет в книге, тем большим смыслом он наполняется в глазах читателей.

Крутые писатели никогда не упоминают такие книги как источник полезных знаний. Что их вдохновляло, они напишут запросто, но книги о писательстве им читать некогда – они пишут свои. Причем все эти сборники правил, как написать бестселлер, не смогут помочь бездарному автору, потому что помимо неких базовых компонентов нужен опыт ошибок, свой стиль, своя магия. Настоящие мастера постоянно нарушают любые правила или их соблюдают, но делают это _по-своему_ и понимают эту схему уже после того, как ее применили. Хуже всего книги о том, как писать книги, воздействуют именно на начинающих писателей – они продолжают писать так же хреново, но вдобавок еще и добавляют в творчество унылые шаблоны. Я вижу в этом иронию жизни.

22 Dec

Heresy Hub #15 Кайло Рен как борец с отцовскими фигурами, реткон и кино в кино

Я сделала это. “Последний джедай” представляет собой поле битвы между каноном и революционными идеями,  между инертным филером и мощным прорывом, поэтому я не могла не оценить работу Райана Джонсона. Только для фанбоев “Звездных войн” и тех, кто не боится мощных спойлеров. Смело репостите,  не стесняйтесь =)

Read More

18 Dec

Кайло Рен и многократное отцеубийство

Текст содержит множество спойлеров. Только для тех, кто уже посмотрел фильм.

“Последний джедай” произвел на меня такое сильное впечатление, что я сходила на него дважды – вечером премьерного дня и следующим утром, едва выпив чашку кофе.  Мне хотелось повторить переживания.

Во-первых, Райан Джонсон вернул в “Звездные войны” эротическое напряжение, придающее происходящему новую глубину, ощущение мощной сексуальности, которая вовлекает в действие.  После “Изгоя один” начало казаться, что мы переместились в картонный стенд пропаганды про смелых крестьян, воюющих за Нашу Победу, а здесь – такой взрыв, такой неожиданный ход со связью между Кайло и Рей, против воли заставляющей их лучше понять друг друга. Во-вторых,  становится очевидно, что самая главная удача новой трилогии – это образ Кайло Рена, потому что это герой, которому дана возможность развития, сомнения, любопытства. Целая палитра эмоций там, где раньше мы видели только железобетонных злодеев, желающих зла ради зла, власти ради власти. Падение Анакина Скайуокера в недолюбленной второй трилогии тоже было весьма интересно (правда, я смотрела его под кислотой), но здесь речь идет о гораздо более современном и вызывающем сочувствие отрицательном персонаже.  Крах “великих нарративов” по Лиотару дошел, наконец, и до ЗВ – зло стало сложным. В третьих,  символизм красного.  Эстетика финальной бело-алой битвы очень сильно впечатывается в память и затмевает пролетарские сцены борьбы с капитализмом и прочие будни смелых колхозников в других линиях.  Это блестящее визуальное решение, и символизм красного в целом проработан в фильме очень интересно, не говоря о том, что это очень красиво.

Я сразу почему-то вспомнила вот это фото:

Стоящий в фонтане красных осколков Люк Скайуокер становится символом предельной ярости Кайло Рена, желания свергнуть очередную отцовскую фигуру, которая, как ни старайся, оказывается где-то рядом.

Read More

12 Dec

интересные тексты #2

1. Интервью с Чайна Мьевилем по поводу выхода его книги про революцию –https://gorky.media/intervyu/nadeyus-nikto-ne-sochtet-oktyabr-nekritichnoy-agiografiey/
Мьевиль там пишет, что Толкиену предпочитает Мервина Пика и считает его “Горменгаст” одним из лучших произведений фэнтези.  Я вот тоже так считаю, так что было круто найти единомышленника.

2.  Статья про ЛГБТ-фантастику на Ножеhttps://knife.media/lgbt-in-sci-fi/  Оказывается,  Дилэни – чернокожий гей, но в целом она очень уж обзорная. Нужно больше фактуры, хотя Фармера я люблю.

3. Pitchfork сделал топ музыкальных книг 2017 – https://pitchfork.com/features/lists-and-guides/pitchforks-16-favorite-music-books-of-2017/, из которого я узнала, что у них есть общий топ книг на музыкальные темы, – https://pitchfork.com/features/lists-and-guides/words-and-music-our-60-favorite-music-books/

4.Текст про типографику и выбор шрифтов с кучей рисунков – https://habrahabr.ru/company/mailru/blog/344132/

5.  Уже писала,  что очень фанатею от книг как от физических объектов. Оценка текста – это одно, оценка книги – немного другое. Оформление в сочетании с текстом создает синтезированный опыт, его углубляет.  Поэтому люблю обзоры обложек – https://vilebedeva.livejournal.com/84474.html и оформления. Иногда захожу в магазины с книгами просто, чтобы посмотреть на работу дизайнеров, это успокаивает. Особенно доставляет, что наши издатели научились делать нормальные обложки. Сейчас переиздания “Лорда света” и Дика прямо очень ок.

6. Фантаст Пол Андерсон очень раздосадован штампами героического фэнтези, незнанием фактуры и прочими смешными ошибками – Андерсон о героическом фэнтези. Текст уже не то, чтобы очень актуален, но кое-какие его пойнты свежи. Read More

06 Dec

NaNoWriMo: как написать роман (черновик романа) за 1 месяц

NaNoWriMo – это мировой месячник написания романов, весьма значимое для писателей или тех, кто хочет ими стать, событие.  Идея NaNoWriMo  – челлендж написать за месяц роман в 50 000 слов, доказав этим самому себе, что это возможно.  Очевидно, что при таком раскладе у участников не получаются гениальные произведения, готовые к печати, но преодоление собственных рамок возможного и  перфекционизма, мешающего работать, также являются целями NaNoWriMo.  Короче, главная задача – написать законченную историю в 50 000 слов, какой бы бредовой она ни оказалась.

Несмотря на то, что цель события кажется несерьезной, довольно многим писателям удалось  использовать романы-черновики, написанные на NaNoWriMo, и (отредактировав и дополнив их)  достигнуть значительных успехов. Например, автор “Слуг правосудия” Энн Лэки написала черновик романа, получившего Хьюго и Небьюлу, на NaNoWriMo.  “Бункер” Хью Хауи , “Ночной цирк” Моргенштерн тоже были написаны на NaNoWriMo, и этот список можно продолжать. За годы существования и расширения NaNoWriMo появились нано-мятежники, которые используют месяц не для того, чтобы написать роман, а чтобы сделать сборник рассказов в 50 000 слов или просто дописать еще 50 000 слов к уже имеющемуся черновику. Я обнаружила среди ребелов даже чувака, который готовил тексты к будущим подкастам!

NaNoWriMo дает четкий дедлайн и множество людей по всему миру, которые тоже вписались в эту веселую затею, а это мотивирует.  Я прошла весь марафон и хочу рассказать, что к чему,  тем, кто заинтересовался идеей. Read More

29 Nov

NaNoWriMo: победа

Кто написал 50 000 слов романа без плана, только со слабой задумкой, испытав себя на лютую прочность и нарушив все свои правила? Я! Кто пьяненький? НЕ Я. Не я, поцоны.