24 Apr

пленники языка

Прочитала заметку про то, что искусственный интеллект перенимает сексизм и расизм, и немного расстроилась.  Мы – пленники языка, т.е. система ценностей во многом определяет возможные выводы, которые с помощью языка можно сделать.  Например,  в нашем языке огромное количество женских существительных формируются от мужских,  являются производными (подчиненными) конструкциями.  В итоге ты можешь добиться равенства, но прошлое будет закреплено в языке, потому что он развивался вместе с обществом, вбирая в себя особенности развития.  Предположим, у нас был бы язык, где занятия для людей разных полов совершенно оторваны друг от друга или же имеют одинаковое обозначение, т.к. для общества нет разницы. Картина мира рисовалась бы немного иначе. Язык определяет мышление, и многие фантасты удачно играют с такими вещами. В ряде языков отсутствуют понятия, которые мы считаем базовыми, и это сказывается на мироощущении. Проповедникам и просветителям в этом случае предельно сложно донести свои идеи, они превращаются в нечто иное.  Как в истории с мосо и их понятиями.

Передача стереотипного импринта искусственному интеллекту – простейшая вещь. Это вообще можно сделать случайно, ничего плохого не подразумевая. Достаточно посмотреть, как мы изучаем иностранные языки – мы учим понятия, которые считаются важными. Слова “мальчик”, “девочка”, “мужчина”, “женщина”становятся базовыми и почти противоположными понятиями, от которых отталкивается новичок в языке, постепенно заполняя пространство между новыми словами. Было бы интересно познакомиться с языком, где пол не имеет никакого значения, а важным считается совершенно другой набор слов. Т.е. мы выбираем базовые глаголы в духе “идти”, “есть”, “пить”, “существовать”, гендерный набор, названия членов семьи и родного города.  Затем к существительным прикрепляются прилагательные, которые характеризуют предмет/существо. И уже на этом этапе можно получить робота, который будет конченым сексистом, ведь детей с детства заебывают тем, какие девочки должны быть красивые и милые, а мальчики – храбрые и умные.  Получается, мы мечтаем о мире, где все будет иначе, а сами встраиваем в изобретения тот же самый набор предрассудков, который задалбывает сегодня.

Короче, язык – это вирус, про это Дилэни круто писал в “Вавилоне 17”.  Там, изучая язык пришельцев, ты становился шпионом, потому что перенимал их ход мыслей и не мог вернуться обратно.  В “Прибытии” Вильнева тоже использовали схожую идею,  хотя и не так круто.  Здорово было бы придумать язык, который бы очищал от заблуждений, которые мы всюду приносим с собой.

Leave a Reply