18 Май

учиться общаться

Люди  очень плохо умеют общаться друг с другом. Их (и меня тоже) просто никто этому не учил.
 
Кажется, что эти вещи должны быть интуитивно понятны, однако дела обстоят не так – большая часть плохого опыта запоминается и начинает считаться человеком чем-то обязательным, с каждым шагом все больше мешая познавать людей. В школу сейчас впихивают все подряд – от курса правильно молиться до курса правильно кланяться боярам, но на протяжение жизни человека он нигде не встречается даже с банальным, на часок, описанием того, как общаться с людьми и каковы их основные рычаги. Родители уделяют внимание советам и воспитанию “хорошего человека”, но они крайне поверхностны. Позже пробелы пытаются заполнить тренеры-манипуляторы, устраивая курсы разной направленности и окучивая дурачков, но это также набор искаженных инструментов, которые портят жизнь. Всего одного дня с мудрым человеком, который разложил бы что к чему, было бы достаточно, но где искать такого учителя кунфу.
 
Знания о том, как взаимодействовать с другими людьми, молодняк получает урывками, в искаженном формате “понятий” или на личном опыте, из-за чего эти знания окончательно отрываются от реальности. Что-то сказал отец (“бей в рожу, если на тебя наехали”),  что-то мама, что-то – бабка (“женщины – они любят цветы и ласку”, “кушай больше, федя, нужно быть сильным”), остальное узнается из неформального общения в школе, во дворе, в каких-то группах,  но большая часть знаний к людям так и не поступает.  Ни в каком виде. Целая масса действительно важных вопросов – от секса до того, как нужно дружить, от хаоса мира и места в нем до того, что такое любовь,  – остаются без явных ответов, без логичных развилок, без системы. Ты сам должен слепить что-то нелепое из набора пацанских воплей, фраз из любимых фильмов, песен и книжек и того, что слышал в семье.  Естественно, что этот инструментарий приносит много неприятных сюрпризов, будучи использованным на другом живом человеке.
 
 Во дворе человек, словно в темноте,  наощупь, улавливает какие-то намеки, иерархии, наиболее незаметные или “доминантные” линии поведения,  словно мыкающийся дикий зверь. Но полученные сведения – всего лишь тени, обман. Нет систематизации и понимания, что все люди так же уязвимы, как и ты сам. Что определенное поведение человека – стечение определенных обстоятельств. Простая лекция от шарящего сенсэя на тему “как отличить мудака от хорошего парня” уже могла бы облегчить многие жизни.  Единицам везет обнаружить такой источник знаний, остальные спотыкаются и пытаются разобраться в темноте. Несистематизированные “знания” ничего не рассказывают о том, как понимать других людей, они просто позволяют существовать в глубоко чужом тебе пространстве за счет повторения принятых моделей поведения.  И у многих людей попытка нащупать эти модели  занимает добрую половину жизни, что уж говорить о погружении глубже.
 
Подростковый возраст критичен не тем, что там ядерные дозы гормонов, меняющих настроение,  а тем, что накапливается критическая масса таких разрозненных, бесполезных и ни к чему не ведущих огрызков советов и указаний,  и подросток понимает, что из этой кучи дерьма ничего стоящего не сделаешь.   Т.е. человек пытается найти себя и друзей с помощью набора бессмысленного бреда, общих мест, осколков сказок или циничных “мудростей”, которые ничего ему не объясняют. Нет никого более дезориентированного, чем влюбленный подросток. Он и в своей среде не может понять, как общаться с приятелями, это всегда минное поле, подъебки и конкуренция, а тут еще вторжение в половую сферу, мифологизированную (девушки отделены в якобы непознаваемое гетто) и табуированную (простейшие желания трудно озвучить, их стыдятся).  И если вы думаете, что это исключительно проблема подростков, то черта с два  – взрослые люди, вооруженные дрянными “мудростями жизни”, еще более беспомощны, и я наблюдала это многократно. Подростков хотя бы защищает неверие в “злой мир”, давший им такие жалкие инструменты для взаимодействия с остальными,  это оставляет простор для искренности. А взрослые начинают свято верить, что их заблуждения – это “веский жизненный опыт”, которым стоит дорожить.

 
Людям трудно общаться с другими людьми.  Общаться – не в смысле разговаривать, поддерживать некий уровень социальных контактов, а общаться в смысле узнавать друг друга,  понимать сказанное, уметь извлечь из другого то, что можно трактовать, и правильно доносить то, что чувствуешь сам. Экстраверты, как правило, хотят бесконечно рассказывать о себе, интроверты не хотят рассказывать ни о чем.  Каждый в итоге оказывается в изоляции. Над этим довлеет некая традиция”как надо”, заставляющая воспроизводить бесполезные телодвижения и произносить бесполезные реплики.  Нет диалога – он начинается обычно только тогда, когда возникает сильная симпатия, а она вносит сильные искажения в восприятие.
 
Мне, скажем, порой чертовски тяжело бывает находиться в компании, потому что я воспринимаю подавляющее большинство разговоров как бесполезные социальные склейки и повторения тусклых и бессмысленных конструкций. 80% разговоров – мусор, пустышка. А уж “юмор”… это отдельная тема.   Но я умею при желании направлять общение в нужное мне русло, а огромное количество людей оказывается заложниками ситуации. Весь этот мусор, в принципе, можно было бы заменить реальным общением, если бы люди так сильно не боялись. Люди опасаются всего – показаться слишком открытыми, показаться слишком надменными, показаться простачками, показаться нищебродами, показаться слишком требовательными, показаться слишком умными, недостаточно лояльными или озабоченными, показаться вообще хоть какими-то. А потому в разговорах используют заготовки, шаблоны, которые малоинтересны.
 
Отсутствие открытости, доверия и храбрости в общении и в жизни  лишает их смысла. У всех есть прошлые психотравмы, заставляющие воспринимать одну и ту же реплику совершенно по-разному, и эти непроизвольные реакции нужно уметь отсеивать. Бывает очень сложно донести что-то важное, потому что приходится переводить с одного языка на другой, это трудно. Поэтому когда люди испытывают симпатию, они с облегчением выдыхают – вау, меня тут понимают, можно не напрягаться. Но это просто волна счастья и  чувство сходства, которое уменьшает трудность  за счет кредита доверия, но ее не убирает, а просто создает иллюзию понимания там, где его может и не быть. Например, подростки опираются на культурное сходство – если человек знает те же цитаты, что и ты, и слушает ту же музыку, то с ним просто. Подрастая, они осознают, что это полная чепуха, потому что даже одна и та же вещь может нравиться разным людям по совершенно разным, зачастую прямо противоположным причинам. И что самое важное – это умение находить этот контекст, умение исследовать и разбираться, а не радость от поверхностного сходства. Но к тому моменту, когда они это выясняют, они уже катают коляску после женитьбы и начинают ненавидеть друг друга.
 
Мне кажется, что многие устойчивые институты и традиции существует исключительно за счет того, что люди не хотят исследовать и разбираться.  Если ты жил достаточно разнообразно, ты накапливаешь опыт, позволяющий анализировать ситуацию более адекватно, т.е. включая в него влияние прошлого человека, с которым ты общаешься, особенности характера и так далее. То есть ты начинаешь лучше понимать людей, начинаешь спрашивать, а не полагаться на собственные ощущения, которые прежде казались определяющими.  Но опыт тоже – ограниченный сектор, создающий ощущение полного охвата там, где его нет. В общем, основная проблема человеческого общения в том, что люди боятся спрашивать и боятся отвечать, рассказывать правду, вместо этого выдавая либо заготовки, либо полную облегчения и счастья восторженную чепуху.  И только когда преодолевается барьер опасения, дело идет нормально.
 
Самое неприятное начинается, когда люди начинают состыковываться, образовывать семьи  и жить на основе всех этих искаженных, недоделанных  понятий.  Неумение общаться влечет за собой неумение узнавать другого человека, затем накладывается на идеализацию  – и влечет за собой полный крах или разочарование. На Афише как-то было интересное интервью с молодой девушкой-психологом, которая в своей профессиональной области точно уловила все эти изъяны, с легкостью исправляемые ликбезом и отсутствием культа чувства вины (http://gorod.afisha.ru/people/v-rossii-bezrazlichnye-roditeli-osobenno-muzhchiny-chto-meshaet-semeynomu-schastyu/) .
 
Вот пара цитат из интервью:
 
“Я проводила масштабное исследование, в котором участвовали обычные люди. Выяснилось, что семей, в которых здоровая атмосфера, у нас примерно 15 процентов. Все остальные семьи скорее дисфункциональны, и средний уровень счастья опрошенных не дотягивает до среднего уровня теста. Счастливых людей, у которых все в порядке с собой и с миром, в России очень немного.”
 
По поводу того, что Арканоид называл “северяне трагически мало ебутся”:
“И еще одна проблема, которая стоит очень остро, — катастрофически низкая сексуальная грамотность. Люди очень плохо себе представляют, что такое контрацепция, как происходит процесс зачатия. Обычно в парах очень слабая сексуальная совместимость. Люди этого не анализируют: они встретились, влюбились друг в друга, но не думают о том, как они будут жить, заниматься сексом, предохраняться.”
 
По поводу разочарований:
“Мужчины приходят с другими проблемами: их мучает одиночество, изоляция, «эмоциональный запор» — им мало что можно чувствовать, они ощущают себя пустыми, — они не включаются в отношения, они действительно верят, что если они принесли денег, то женщина сделает все остальное. И они долгое время строят — строят карьеру, строят дом, строят машину, а внутри ничего не появляется. И очень много переживаний, пустоты и одиночества, какого-то несчастья. Мне кажется важным, чтобы и мужчины, и женщины понимали, что они в первую очередь люди, и каждый из них может быть испуган и беспомощен. И девушки, выходя замуж, рассчитывают, что мужчина может сделать их счастливыми, и мужчина женится на женщине, рассчитывая, что она магическим образом сделает его счастливым, но это не так.”
 
“-  А что такое традиционные семейные ценности, которые так активно охраняет наше государство?
– Понятия не имею. Для меня это абсолютная загадка, потому что я не понимаю, о чем они говорят. Если мы отмотаем на 100 лет назад, традиционной ценностью было избивать детей, выносить их на мороз, насиловать собственную жену, а если отмотаем на 200 лет — было нормально менять людей на собак.  “
 
Да, примерно так все и выглядит.
 
 

4 thoughts on “учиться общаться

  1. Отличный материал, Мор. Я в свое время сформулировал для себя основной затор коммуникации в Юнгианской семантике, примерно как: человек, с которым ты общаешься слишком избыточно "персона" и слишком мало "эго". Ты хочешь прикоснуться в человеке к искре самобытности, а вместо этого наблюдаешь набор каких-то социально легитимных скриптов. Мне кажется такая форма общения еще и саму личность со временем деформирует - маска интегрируется и делает тебя одномернее. С другой стороны, если бы в нас совсем отсутствовал механизм осторожничанья в проявлениях себя - получился бы тот еще цирк. Чтобы строить качественную коммуникацию, нужны качественные люди, как бы цинично это не звучало. В противном случае "открытость" может обернуться эпатажем вторичности уровня ток-шоу "пусть говорят".

Добавить комментарий